Понедельник, 25 Мая 2020
بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"
 
Rus En Ar
Статьи > СМР > Новости > Дамир Мухетдинов: мусульманам Европы нужно опираться на наследие Волжской Булгарии, Золотой Орды, аль-Андалус и Оттоманской порты

Дамир Мухетдинов: мусульманам Европы нужно опираться на наследие Волжской Булгарии, Золотой Орды, аль-Андалус и Оттоманской порты
В XV Международном мусульманском форуме в Берлине приняли участие представители 25 стран Муфтий Гайнутдин: первым в истории самостоятельным мусульманским государством в Европе было государство Волжская Булгария Участниками XV ММФ в Берлине стали муфтии России, Турции, Казахстана, Таджикистана, Сербии, Кыргызстана, Польши, Румынии Председатель Управления по делам религии Турции Али Эрбаш: первостепенная задача - защитить представителей всех религий от нападений Отношения Духовного управления мусульман РФ и Управления по делам религии Турции насчитывают не одно десятилетие сотрудничества и взаимопонимания Муфтий Гайнутдин и глава Союза мусульманских общин Испании Рияд Бакри Татари, ведущий свою родословную от татарской фамилии Профессор Матиас Роэ исламское право может быть применено в современных демократических европейских странах Дамир-хазрат Мухетдинов: мусульманам Европы нужно опираться на наследие Волжской Булгарии, Золотой Орды, аль-Андалус и Оттоманской порты
9-11 декабря в Берлине прошел XV  Международный мусульманский форум  «Межрелигиозный диалог в условиях постсекулярного мира – поиск платформ взаимодействия». О его основных итогах и планах по дальнейшему развитию площадки Международного мусульманского форума (ММФ) обозревателю портала «Мусульмане России» рассказал первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации, ответственный секретарь ММФ Дамир хазрат Мухетдинов.



          – Уважаемый Дамир хазрат, объясните, пожалуйста, почему для форума, который прошел в столице Германии, была выбрана в качестве основной тема межрелигиозного диалога?

         – Во-первых, я хочу подчеркнуть, что все форумы, начиная с Х-го, московского, логически связаны. Мы всегда обозначали в качестве магистральных и приоритетных тем тему диалога религий, цивилизаций и коранический гуманизм. Это базовые универсальные ценности, которые понятны и осмысляются в рамках большой Европы. К ней мы причисляем Российскую Федерацию и российских мусульман. Для нас всегда было важно подчеркнуть, что российские мусульмане – это самая большая европейская мусульманская община. В отличие от многих наших европейских братьев, российские мусульмане являются не приезжими, не мигрантами, а коренными народами страны.

          Что касается магистральной темы обсуждения, то ведь речь шла не столько об абстрагированном от реалий, теоретизированном межрелигиозном диалоге, но о том, каким должен быть этот диалог в контексте постсекулярности. Другими словами, мы обсуждали, как мы, представители разных религий, сможем жить в обществе XXI века, обществе, пережившем эпоху утверждения светских ценностей, светских государств и в которых значительную роль играют атеисты, люди, которые в нашем религиозном понимании вообще попирают авраамические традиционные принципы. Но в XXI веке у нас нет других возможностей, других институтов, кроме, как через открытый диалог научиться слышать друг друга и договариваться.

            Хочу подчеркнуть, что без научной академической подготовки ни один наш форум не имел бы успеха. Мы проводили форумы в Лондоне, Хельсинки, Париже, а в этом году в Берлине, не для праздных разговоров. Наша задача − развитие отношений с европейскими академическими центрами. Поэтому в нынешнем, берлинском форуме приняли участие представители академических школ, среди которых я особо хочу отметить профессора Университета Эрлангена - Нюрнберга доктора Матиаса Роэ. Мы пригласили его не случайно. В течение последних пяти лет в Издательском доме «Медина» шла работа по переводу на русский язык его книги «Исламское право: прошлое и современность». Это одна из лучших современных работ по исламскому праву. В ней автор сумел показать, как исламское право может быть применено в современных демократических европейских странах. Он показал гибкость шариата, убедительно продемонстрировал, как отдельные его положения могут уживаться с римским правом. На Берлинском форуме прошла презентация этого научного труда.

             – Российские мусульмане часто подчеркивают, что в отличие от большинства западноевропейских общин, они являются коренными жителями своего государства. Не мешает ли это находить точки соприкосновения, ведь исторический опыт, степень интеграции, текущая  повестка дня российских и европейских мусульман существенно отличаются?

               − Председатель Духовного управления мусульман Российской Федерации муфтий шейх Равиль Гайнутдин, выступая на съезде мусульман в сентябре нынешнего года в Московской Соборной мечети, а затем и на VI «Фахретдиновских чтениях», высказал очень интересную мысль о том, что первым в истории самостоятельным мусульманским государством в Европе было государство Волжская Булгария. Все другие государственные образования, которые были в Испании, Сицилии и других регионах Западной Европы являлись отголосками одной империи – Арабского халифата. Да, на каком-то историческом этапе они стали независимыми центрами, но на тот момент, когда они складывались, это были зависимые государства – части огромной империи.

                В отличие от них Волжская Булгария изначально формировалась и развивалась как независимое европейское мусульманское государство. Это дает нам некие права и одновременно накладывает на нас и обязательства по отношению к нашим европейским братьям. Выбрав Европу в качестве своего второго дома, они столкнулись с теми многочисленными вызовами, которые мы наблюдаем в XX-XXI вв. Главные вызовы − это необходимость интеграции, сохранения родного языка, сохранения своей культуры и самобытности. Это и существование в совсем иных реалиях, отличных и даже чуждых мусульманам той же Саудовской Аравии или государств Залива.

           Мы, российские мусульмане, пережили 70 лет гонений и атеизма. Мы жили в антирелигиозном обществе  и получили некую прививку. Ведь в той же Франции был принят закон об отделении церкви от государства, но таких крайних форм отделения, как произошло в Советском Союзе в сталинскую эпоху, когда были тотально уничтожены все религиозные институции, во Франции не было. Такие потрясения пережили только российские мусульмане. Но, несмотря на все трудности, они последние 25-30 лет без всяких обид или попыток мести не просто ведут борьбу за выживание, а успешно работают над формированием своего светлого будущего. Мы восстановили тысячи мечетей, открыли исламские институты, учредили журналы, газеты, создали интернет порталы, выстроили определенные отношения с государственными структурами, со своими европейскими братьями. Результатом всей этой деятельности со стороны российского государства стало не просто признание российского ислама и российских мусульман, а заявление Президента страны В.В. Путина о том, что Россия является, в том числе, и мусульманской страной. Участие Президента нашей страны в церемонии открытия Соборной мечети в Москве − это историческое событие! Строительство мечетей в регионах, где компактно проживают мусульмане − в Татарстане, Башкортостане, Дагестане − часто происходит при полной поддержке государственных структур регионального значения.

Не случайно, на прошлых форумах в Лондоне и Париже мы слышали слова благодарности в адрес шейха Равиля Гайнутдина за то, что он собрал вместе представителей разных европейских мусульманских общин. В их представлении  Москва −  это окраина Европы. Но издалека, как говорится, все видится яснее и четче. Поэтому, я считаю, что мы, имея исторический опыт и знания, просто обязаны и опытом, и своими знаниями делиться. Но при этом, нам полезно и самим поучиться. Когда мы приводим в пример европейские страны, то тот же Берлин с его 60-ю мечетями – очень показателен для нас.

       – И все же из выступлений участников форума, как Берлинского, так и  тех, что прошли в других европейских столицах, абсолютно ясно: вопрос государственно-исламского диалога в Европе – один из важнейших и  по разным причинам сложных для решения.

       − Проблемы мусульман в Европе очень тесно связаны с политическими реалиями тех стран, откуда прибыли мусульмане-мигранты. Исламский мир расколот, даже в рамках одной арабской нации нет никакого единства. Известно, что в той же Франции  ислам имеет очень жесткую сегрегацию: есть мечети алжирские, тунисские, марокканские. Это разделение, безусловно, отражается и на перспективах развития мусульман в странах Европы, и на эффективности их взаимодействия с государством далеко не в лучшую сторону, что постоянно подчеркивают и наши европейские братья.

Если российские мусульмане уже не мыслят категорией «малая родина», то для подавляющего большинства мусульман стран Европы это очень характерно. Для них поехать в отпуск домой, в родной город где-нибудь в Алжире или Ираке, означает поехать в совершенно другую страну. То есть ментальный разрыв продолжает существовать. Казалось бы, немецкая государственная машина с ее безупречной работой, педантичностью, организованностью должна была уже за прошедшие годы сформировать единую немецкую нацию, но налицо огромные сбои в этом процессе и не всегда прогнозируемые его перспективы.

            С одной стороны, мы видим, что европейские мусульмане во втором-третьем поколении все-таки интегрируются, принимают европейские ценности, хорошо говорят на европейских языках. При этом перед самими мусульманами тут же встает другой вопрос: что произойдет в будущем с немцами турецкого происхождения или французами арабского происхождения? Не будет ли сокращаться их численность, не растворяться ли они полностью в мегаполисах, в культуре доминирующей нации? В России в том, что касается татар, мы это наблюдаем. Произойдут ли аналогичные процессы в Европе? Вполне возможно.

           С другой стороны, мы видим и ставшие уже тенденцией победы правых сил в европейских государствах. Шовинистические лозунги становятся все более актуальными, особенно в Восточной Европе, где наблюдается большее неприятие мультикультурных или толерантных установок.

                Безусловно, в политическом классе европейских государств укоренены подозрения и опасения в отношении исламского мира. Возьмем, к примеру, такого яркого политического лидера как Реджеп Тайип Эрдоган: в политическом истеблишменте европейских государств существуют опасения, что он не упустит случая политически использовать потенциал 5-6 миллионов мусульман Германии турецкого происхождения. К тому же, рассуждая объективно, мы понимаем, что даже при высокой эффективности политики интеграции, исламский мир в ближайшие десятилетия способен поставлять в Европу непрекращающийся поток турецкого и арабского населения. Ясно, что если сегодня в России пять миллионов татар, то завтра, условно говоря, 15 миллионов их никак не станет. А вот относительно турецкого населения в Германии можно прогнозировать совершенно иные цифры. Собственно, для осмысления и концептуальной проработки таких вот сложных вопросов и существует площадка ММФ.

          – Каждый мусульманский форум, который проводился в той или иной европейской стране, выявлял новых участников. Каждый год – новые лица. В чем особенность Берлинского юбилейного форума, собравшего участников из 25 стран, в плане участия мусульманских сообществ Европы?

               – Мы считаем очень важным участие еще в X Международном мусульманском форуме, который проводился в Москве в 2014 году, главы Управления по делам религии Турецкой Республики (Диянета) Мехмета Гёрмеза. Для турецкой дипломатии тогда было все ясно: мусульмане России, большинство которых − татары, проводят форум в российской столице. Но когда российские мусульмане-татары проводят форумы во Франции, Англии или Германии, то тут, как я понимаю, могут возникнуть вопросы. Ведь если вспомнить историю, то у Вильгельма II, канцлера Германии, и последних османских султанов были очень тесные отношения, вспомним хотя бы, на чьей стороне в Первой мировой войне воевала Османская империя.

                 Или другой вопрос – Балканы и территории Юго-Восточной Европы, в том числе такие страны, как Болгария, Румыния, Молдавия. Огромные территории, простирающиеся чуть ли не до стен Вены – это традиционные зоны турецкого влияния, мусульманская культура в которых несет в себе неизгладимую печать османского наследия. Вот почему нам так важно работать в согласии и взаимопонимании с нашими коллегами и братьями из турецкого Диянета. Для нас было большой честью принимать на форуме в Берлине нынешнего главу Управления по делам религии Турецкой Республики доктора Али Эрбаша, с которым у нас складываются очень теплые отношения. Мы благодарны ему за участие в сентябрьском съезде российских мусульман и VI «Фахретдиновских чтениях».

                   В то же время мы, зная историю, понимаем, что та часть восточно-европейской культуры, о которой я говорил выше, была также частью Западного Улуса Дешт-и-Кипчак. То есть это западная зона Золотой Орды в период ее максимального расцвета времен ханов Узбека, Джанибека – мусульманских ханов-татар. Население Дешт-и-Кипчак, еще до прихода сюда османов, огузов в XV столетии, уже в XIII столетии было связано культурно, исторически, дипломатически с государствами Восточной Европы.

                 В этом регионе есть огромный исторический след татар ордынского периода, о чем на XV форуме в Берлине сказали муфтий Польши Томаш Мицкевич и муфтий Румынии Юсуф Мурат. Последний, кстати, указал и на то, что современные духовные институты мусульман Румынии были основаны еще в золотоордынский период. Сегодня это наследие подкрепляется и развивается деятельностью муфтиев и имамов из числа татар ряда европейских государств – Румынии, Польши, Эстонии, Литвы, Финляндии, Латвии.

             Это дает нам как минимум основание для организации научных мероприятий, посвященных истории раннесредневекового периода, времени распространения ислама на территории Восточной Европы. Сейчас мы завершаем работу над проектом издания энциклопедического словаря «Ислам на территории Российской Федерации». За ним последует другой масштабный научный проект – энциклопедический словарь «Ислам на территории Восточной Европы». Нам важно привлечь ученых, которые занимаются изучением истории ислама в этом регионе, чтобы показать не только послевоенный период, не только время османского владычества, но и золотоордынский период. Это позволяет более достоверно и корректно взглянуть в целом на исламское наследие Европы. И мусульмане нашей страны имеют к этому периоду самое непосредственное отношение.

            –Дамир хазрат, из Ваших слов можно сделать вывод о том, что ММФ, в какой бы европейской стране он ни проводился, нацелен на научное осмысление, на научную разработку существующих проблем. Это так?              

        −Я считаю, что этим вопросом вы правильно акцентируете внимание: ММФ – это не политический проект, не поиск политических рецептов. Мы хотим выстраивать отношения на основе Божественного призыва – «Мы создали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга…» Сегодня мы в Москве, завтра – в Париже, потом – в Берлине, но процесс познания продолжается. Формат форума не предполагает попыток доминирования, наличия эксклюзивизма. Максимальная универсальность, отсутствие рамок, которые могли бы ограничить полет мысли человека, независимо от национальной, гендерной, религиозной принадлежности – вот что такое наш форум.

            В то же время, для постоянного секретариата ММФ важно и достижение результатов в плане практического взаимодействия. Напомню, что дал прошлогодний форум в Париже. В нем принимал участие на тот момент президент Болгарской исламской академии К. Исхаков. Прошло совсем немного времени после форума, и директор парижского Центра исламских исследований Нур ад-Дин Бельхут приехал в Татарстан, в Болгарскую академию и читал лекции нашим студентам. То есть связи, которые налаживаются на форуме, уже работают! Мы хотим, чтобы и наши студенты могли бы выехать в Париж, Берлин и Лондон, прослушать лекции и понять, каково состояние дел в современном мусульманском обществе.

                Наконец, актуальная тема, которую ведет издательский дом «Медина», Московский исламский институт, – это вопросы методологии иджтихада в новых условиях. Мы прекрасно понимаем, что без глобального осмысления того, что происходит в современной мусульманской мысли, невозможно двигаться вперед. Как будет в мире развиваться феминистское движение? В чем суть понятия «светское государство»? Халифат – это религиозная необходимость? Вопросов, требующих осмысления, но осмысления грамотного, с участием ученых, очень много.

                По предложению итальянских мусульман, городом проведения следующего − XVI Международного мусульманского форума станет Рим, европейцами обозначаемый метафорой «вечный город». Для нас, мусульман, важно, что Средиземноморье − регион, впитавший наследие трех авраамических религий. Именно из Римской империи в известном смысле выросла современная европейская цивилизация. Поэтому, конечно, Рим – это лучший город для того, чтобы постулировать нашу идею: при решении исламского вопроса в современной Европе нужно опираться на более чем тысячелетнее наследие ислама в Европе, на наследие таких великих государств как Волжская Булгария, Золотая Орда, аль-Андалус и Оттоманская порта.


Публикация сайта Мусульмане России
Беседовала Ольга Семина


18 декабря 2019

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку