Вторник, 19 Ноября 2019
بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"
 
Rus En Ar
Статьи > СМР > Новости > Ислам хазрат Зарипов: быть имамом - большая честь и огромная ответственность перед Всевышним и людьми

Ислам хазрат Зарипов: быть имамом - большая честь и огромная ответственность перед Всевышним и людьми
В этом году имам-хатыбу Московской Соборной мечети Исламу хазрату Зарипову исполнилось 35 лет. Он начал свое служение в главном мусульманском храме нашей страны сразу же после окончания учебы в 2006 г. и на протяжении всего этого времени успешно совмещает его с научной деятельностью и преподаванием. В разные годы он работал в Центре исламоведческих исследований Академии наук Татарстана, преподавал в Московском исламском университете и различных медресе столицы. В том числе в течение одиннадцати лет — с 2006 по 2017 гг. — был одним из ведущих преподавателей медресе «аль-Фатиха» при Мемориальной мечети (Москва).

Кандидат исторических наук, автор десятка статей, двух книг по богословию и двух научных монографий, сегодня он занимается научной работой в Институте Востоковедения Российской академии наук и читает лекции по тафсиру и истории мусульманского богословия в Московском исламском колледже.

Ислам хазрат умный, талантливый, в то же время очень скромный человек. За время знакомства с ним я поняла, что  он принадлежит к числу тех людей, которые серьёзно и ответственно относятся к любому делу. Высокий профессиональный уровень отличает любую его деятельность. Будь то преподавание, подготовка проповеди или ведение научной деятельности.

Предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью юбиляра:

- Ислам хазрат, расскажите, пожалуйста, немного о своих корнях?

- Я родился в Москве, мои родители также москвичи. Вообще, по мужской линии мы уже седьмое поколение москвичей. По семейной легенде, мой прапрадед поселился здесь, вернувшись с войны 1812 года. Дедушка по матери - родом из деревни Карга Нижегородской области, бабушка со стороны отца - из села Красный Остров. Я иногда бывал там летом.

Как по отцовской, так и по материнской линии у меня есть корни из Татарстана. В детстве с маминой мамой, которая сыграла важную роль в моем воспитании, мы почти все лето проводили в Нижнекамске и Чистополе. Я всегда очень любил эти места. Здесь, возле берегов Камы, очень красивая природа. Здесь – в общении со стариками и на книгах Гаяза Исхаки – я изучал татарский литературный язык.

- Вы из религиозной семьи? Может быть, в Вашем роду были имамы?

- Есть семейное предание, согласно которому кто-то из предков учился в одном из казанских медресе, а затем до революции служил имамом. Дедушка рассказывал, что у этого нашего предка было несколько сундуков с книгами, закладками в которых служили страусиные перья. Но кто это был и где он служил имамом, мне пока установить так и не удалось.

Также я знаю, что папина бабушка из Красного Острова была очень религиозной и образованной женщиной. Она пользовалась большим авторитетом в татарской общине Москвы, к ней часто обращались с вопросами о религии, она дружила с имамом Московской мечети Ризаэтдином Басыровым. От нее у нас остались старинные книги, личные записи, среди которых есть духовное завещание. Надеюсь, как-нибудь, даст Бог, я напишу о нем отдельную статью.

При этом мои дедушки и бабушки, родители — обычные люди. Мама — бухгалтер, папа — инженер. Однако религиозные обряды в семье соблюдались всегда. Я с самого раннего детства видел, как читают намаз, соблюдают уразу, проводят домашние меджлисы, на которых читался Коран и возглашалась проповедь.

Мне было всего четыре годика, когда бабушка впервые привела меня в Московскую Соборную мечеть, забыв предупредить об этом родителей. Они потеряли нас и очень разволновались, но, когда узнали, что мы были в мечети, только обрадовались.

Это одно из самых ранних детских воспоминаний. До сих пор перед глазами стоят громадные деревянные двери, крутая лестница с красным ковром, затем сотни разноцветных ковров один на другом… и казавшаяся неимоверно огромной позолоченная люстра с миллионом огней.

Ещё одно яркое событие, отчетливо запечатлевшееся в памяти, произошло, когда мне, наверное,  было лет шесть. Мы пришли в мечеть с папой, и как-то так получилось, что попали в кабинет к имаму — Равилю хазрату Гайнутдину, и он сделал за нас дуа. Несколько лет назад, вспоминая это событие, я подумал, что, наверное, это дуа нашего духовного лидера было принято Всевышним.  И  Всевышний  по Своей милости и мудрости, направил меня на путь изучения религии и служения Исламу. Альхамдулиллях!

- А как Вы стали изучать Ислам, как стали имамом?    

- С детства,  посещая мечеть, я всегда восхищался имамами. Но перед собой такой цели — стать имамом — я никогда не ставил и всегда изучал религию для себя. Учился я в обычной московской школе и параллельно с этим в возрасте восьми лет  в 1992-м году родители стали водить меня в медресе. В первые годы я учился вместе с мамой и был самым маленьким в группе. Здесь мы изучали арабский язык, суры из Священного Корана, основы ислама и другие предметы. После окончания школы я думал поступить в один из исламских вузов и даже уехать за рубеж, но родители настояли, чтобы я сперва получил светскую специальность. Вообще, я очень благодарен своим родителям за мудрые советы и поддержку. Я окончил экономический факультет Московского государственного университета природообустройства (МГУП), затем три года учился в аспирантуре МГУП. Начал писать диссертацию и даже в течение одного семестра сам вел занятия по предмету «Экономика строительства». Но исламские знания всегда увлекали меня больше, и параллельно с учебой в светском вузе я стал посещать занятия в Московском исламском университете. На его последнем курсе я проходил стажировку в мечети города Владимира, в которой провел свою первый в жизни пятничный намаз, а затем и праздничную службу.

Надо сказать, что перед первой поездкой в этот город в качестве имама я, в отличие от всех других студентов своего курса, сдавал индивидуальный экзамен лично Муфтию Равилю Гайнутдину в его кабинете. Говорить с человеком, которого до этого я видел лишь на минбаре и экране телевизора, да еще и отвечать на его вопросы было крайне волнительно. Но, по милости Всевышнего, я успешно справился со всеми заданиями Равиля хазрата и прочитал перед ним наизусть отрывки из Корана. После этого, по старинной традиции российских мусульман, он снял со своей головы чалму и одел ее на меня, что стало знаком того, что я успешно сдал экзамен и получаю от Муфтия разрешение служить имамом.

В этом же году в качестве волонтера я участвовал в оргкомитете Всемирного саммита религиозных лидеров, после которого меня пригласили на работу в Духовное управление мусульман Европейской части России. Первые два года я работал в отделе хаджа и умры. В это же время меня также стали просить помогать — в мечети лекции, уроки, намазы… Так, потихоньку, по божьему водительству, я сначала стал муэдзином, затем имамом, а потом и имам-хатыбом Московской Соборной мечети.

Служить в этой близкой с детства моему сердцу мечети, которая при этом является главным мусульманским храмом не только нашего города, но и всей страны, для меня большая честь и огромная ответственность. Ответственность  как перед Всевышним, так и перед людьми.

Я чрезвычайно признателен за эту возможность, оказанное мне доверие и большую поддержку в моем служении имамом,  в  научной работе моему самому главному наставнику — нашему духовному лидеру муфтию шейху Равиль-хазрату Гайнутдину.  И, конечно,  всем своим учителям, старшим имамам, аксакалам и всей нашей общине. Очень хочу оправдать это доверие, хочу, чтобы моя работа принесла пользу.  Хочу снискать довольство Всевышнего.

- В 2013 году в Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан Вы защитили диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Расскажите, пожалуйста, поподробней об  этом?

Написанием диссертации я во многом обязан моему научному руководителю профессору Рафику Мухаметшовичу Мухаметшину. В своей работе я исследовал воззрения татарских богословов — Мусы Бигиева, Ризаэтдина Фахретдина, Закира Аюханова и ряда других — на проблемы экономики. Развитие капиталистических отношений и банковской системы в Российской империи в конце XIX – начале ХХ в. ставило перед татаро-мусульманским сообществом много новых вопросов, на которые духовные лидеры нации находили адекватные ответы. Например, один из учеников великого Марджани — уроженец села Сафаджай (Красная горка) в нынешней Нижегородской области — Габделгаллям Фаизханов — переводил труды основоположника экономической науки Адама Смита на татарский язык, а также  проводил анализ его работ через призму ислама. Имам города Самары Мухаммад-Фатых Муртазин издавал первый во всем мусульманском мире журнал по исламской экономике «Икътисад», а отец знаменитого советского журналиста-международника  Фарида Сейфуль-Мулюкова — Мустафа был автором глубокого исследования на татарском языке об отношении к ростовщичеству в истории мировых цивилизаций, где подробнейшим образом рассмотрел отношение к нему античных философов, римских правоведов, богословов иудаизма и христианства, европейских мыслителей Нового времени. И, надо сказать, что такая работа дала свои плоды — в этот период среди татар активнейшим образом развивается предпринимательство, причем не только внутри страны, но и за ее пределами. Например, в одном только селе Красный Остров в 1917 г. было 18 купцов, двое из которых имели капитал до 100 тысяч рублей, и работало «ссудно-сберегательное товарищество». Вместе с предпринимательством активно развивалась и благотворительность — строились и содержались мечети и медресе, открывались благотворительные общества, издавались книги, журналы и газеты. Мне кажется, это очень хороший пример для современных мусульман — учиться, трудиться и активно участвовать в благотворительных проектах.

- Ислам хазрат, Вы автор нескольких книг, среди которых «Проповеди», «Вера и добродетель», «Ахметзян Мустафин: из истории Ислама в СССР». Скажите, пожалуйста, а над чем Вы работаете в настоящее время?

- Сейчас вместе с моим учителем, выдающимся арабистом и корановедом, профессором Дмитрием Владимировичем Фроловым мы заканчиваем работу над комментированным переводом работы знаменитого татарского богослова Мусы Бигиева «Фикх аль-Куран», в котором представлен его комментарий к суре «аль-Фатиха» и первым пяти аятам суры «аль-Бакара». Первые две части уже вышли в журнале «Вестник МГУ. Востоковедение». Надеюсь, ин шаа Аллах, что затем наш перевод будет издан и отдельной книгой вместе с арабским оригиналом. Планирую в дальнейшем еще больше углубиться в изучение науки о Коране и тафсира.

Также, по милости Всевышнего, работаю над книгой, в которой собраны мои собственные размышления над сурой «аль-Фатиха» и некоторыми короткими сурами 30-го джуза Священного Корана. Многие свои мысли на эту тему я уже озвучивал в ходе пятничных проповедей в Московской Соборной мечети, обсуждал на занятиях с учениками. Теперь, после доработки, хочу донести их до более широкого круга людей через книгу.

Вместе с моим близким другом, журналистом и историком Маратом Аббясовичем Сафаровым мы готовим новые публикации по мусульманской общине нашего родного города. Как Вы верно отметили, в 2017 г. вышла наша совместная монография о легендарном московском имаме Ахметзяне Мустафине. В этой работе через призму судьбы одного человека,  мы хотели рассказать об истории ислама в Советском Союзе, о роли мечети и имамов в деле сохранения нашей религии. Сейчас мы с ним работаем над анализом проповедей и выступлений Ахметзяна-хазрата, а также других имамов — его современников.

Еще одна очень интересная для меня тема — история татарской общины Финляндии. С моим коллегой из Хельсинки Рамилем хазратом Беляевым, который, кстати, недавно успешно защитил там диссертацию, у нас уже вышло несколько публикаций. Сейчас разрабатываем новые интересные сюжеты из жизни этой уникальной диаспоры.

- Как вы всё успеваете? Как распределяете своё время?

- Все по милости Аллаха, альхамдулиллях! В первую очередь, конечно, важно понимать свои цели и задачи, которые перед тобой стоят. Иметь правильное намерение. Нужно стараться самому, но при этом всегда и во всем просить помощи у Всевышнего. Тем, кто проявляет усердие и молится Богу, Он обязательно помогает.

Но, к сожалению, на всё времени не хватает, поэтому часто чем-то приходится жертвовать. В первую очередь, жертвую своим досугом, увлечениями, а иногда — временем, предназначенным семье. Хочется успеть сделать побольше полезного для мусульманской общины. В этом плане приоритетным для меня является изучение богословского наследия наших предков. Ведь в течение 70 лет «усиленно» предавалось забвению всё то, что было достигнуто на протяжении почти тысячелетия. А среди нашего народа всегда были выдающиеся богословы, которые писали глубокие и интересные работы.  Многие из этих трудов актуальны до сих пор. Хочется, чтобы и наши соотечественники и мировая общественность знала об этом уникальном духовном наследии российских мусульман.

Конечно, стараюсь уделять время преподаванию, так как это, на мой взгляд, важнейшее направление работы любого религиозного деятеля и ученого. Мы не только должны получать знания сами, но и доводить их до окружающих. Вместе с учениками всегда учишься и сам. Своими вопросами они помогают по-новому взглянуть на проблему, а, иногда, даже открывают для тебя то, чего ты не знал. Я особенно рад тому, что, несмотря, на мой сравнительно молодой возраст, у меня уже есть такие ученики, которые уже сами преподают исламские дисциплины, работают в общинах, пишут научные работы. Одна ученица — выпускница медресе «аль-Фатиха» — выбрала для себя профессию арабиста, блестяще закончила вуз по этой специальности и сегодня вносит свой вклад в развитие этой отрасли.

Не менее важно для меня и служение имама. Это также уникальная возможность поделиться знаниями. В мечети я могу обратиться к тысячам единоверцев с проповедью, пообщаться с ними лично, а также рассказать об исламе тем, кто пришел туда, чтобы познакомиться с нашей религией.

- Вы упомянули про свои увлечения, а какие они?

- В первую очередь — чтение. В моей домашней библиотеке много книг по богословию, исламоведению, истории, которые я периодически стараюсь перечитывать. Из художественной литературы  я очень люблю русскую классику — Толстого, Достоевского, Островского, Булгакова. Из татарской литературы два любимых классика — это два Аяза — Исхаки и Гилязов. Еще очень люблю плавать, кататься на велосипеде. Но это получается очень редко. Чаще удается просто пройтись после рабочего дня по паркам или улочкам нашего замечательного города.



Беседовала Зифа Нуреева специально для сайта Мусульмане России


23 марта 2019

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку