Вторник, 02 Июня 2020
بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"
 
Rus En Ar
Статьи > СМР > Документы и заявления СМР и ДУМРФ > Позиция Совета муфтиев России по проекту Федерального закона «О военных священниках»

Во имя Аллаха милостивого, милосердного! ПОЗИЦИЯ СОВЕТА МУФТИЕВ РОССИИ по проекту Федерального закона «О военных священниках» Москва.11 марта 2006г. Совет муфтиев России полностью разделяет политику нашего государства, направленную на укрепление духовно-нравственных начал и морально-психологической обстановки в Вооруженных Силах, на повышение воинской дисциплины и искоренения из армейской среды неуставных отношений, жестокости и насилия, межнациональной розни и ксенофобии. Совет муфтиев России выступает за законодательное регулирование участия представителей всех официально зарегистрированных религиозных объединений России в духовно-нравственном воспитании военнослужащих. Но этой цели не соответствует предлагаемый проект закона РФ «О военных священниках». Попытка грубого «продавливания» введения института священников в армии чревата тяжелейшими последствиями для судеб поликонфессиональной по своему составу российской армии, общества в целом. Такой шаг может свестись к противопоставлению верующих разных религиозных традиций, к дискриминации военнослужащих по признаку национальной или религиозной принадлежности. Выяснение в казармах вопроса о том, у кого вера «правильнее», кто «еретик» или «сектант», может привести не к сплочению бойцов, а, наоборот, к перенесению образа «врага» на соседа по койке, исповедующего «не ту» религию или отправляемую «не так ». Все это способно привести к подрыву боеспособности Вооруженных Сил страны, разрушить хрупкий межконфессиональный и межрелигиозный мир в войсках, может спровоцировать столкновения между воинами. Нашу тревогу разделяют все, кроме РПЦ, представители религиозных направлений, в том числе христианские. Они, как и мы, выступают против поспешного введения в Армии института военных священников. Совет муфтиев России, руководствуясь интересами общества, основываясь на действующем законодательстве, заключении группы ученых-экспертов, считает противоречащим Основному Закону РФ – Конституции введение штатных «военных священников», возложения на религиозных деятелей несвойственных им функций и полномочий. Религиозные потребности солдат и офицеров священники могут удовлетворять, и не будучи военнослужащими, без получения воинских званий. Поэтому Совет муфтиев России с обеспокоенностью воспринял подготовленный в Главной военной прокуратуре проект Федерального закона «О военных священниках», который не прошел гласной общественной экспертизы и не был согласован с представителями основных религиозных организаций страны. В ряде своих статей этот законопроект противоречит Конституции РФ и, будучи принят Федеральным Собранием, может спровоцировать межрелигиозное противостояние в воинских частях. Совет муфтиев России, как подчеркивалось, выступает за разработку и принятие Федерального закона, регулирующего контакты военнослужащих с религиозными деятелями, создания при Главном Управлении воспитательной работы ВС РФ Межконфессионального Совета, включающего в себя представителей тех религий, которых придерживаются военнослужащие. В этом случае офицеры-воспитатели могут стать посредниками между военнослужащими и религиозными объединениями, обеспечивая необходимый доступ и священнослужителей разных конфессий к военнослужащим соответствующей конфессии, и также смогут оперативно среагировать на возникновение какой-либо проблемной этноконфессиональной ситуации, требующей религиозного воздействия. При этом офицеры воспитатели являются ответственными должностными лицами перед государством в лице Минобороны, а религиозные объединения сохранят свой независимый от государства статус, как это гарантирует им Конституция РФ. Совет муфтиев России выражает надежду, что фундаментом государственной политики в сфере укрепления межнационального и межрелигиозного единства в войсках будут и останутся принцип равноправия представителей всех имеющих последователей в стране религий. Приложение: Заключение Экспертной комиссии Совета муфтиев России на 2 стр. ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ СОВЕТА МУФТИЕВ РОССИИ на проект Федерального закона «О военных священниках», подготовленного в Главной военной прокуратуре. Научно-экспертный совет при Совете муфтиев России (СМР) рассмотрел по поручению СМР проект Федерального закона «О военных священниках», подготовленного в Главной военной прокуратуре. По мнению экспертов, указанный проект не решает главных задач – собственно воспитания военнослужащих. Все предусмотренные законопроектом функции «военных священников» сводятся к следующемцу: 1) удовлетворению запросов верующих военнослужащих на участие в совершении религиозных обрядов (для этого достаточно и нынешнего законодательства); 2) «содействие командованию» в воспитательной работе без права приказного воздействия на военнослужащих исключительно в культово-проповеднической сфере на добровольной основе, но такая функция не имеет правового характера и потому вообще не может быть предметом законодательного регулирования. Закон всегда вводит обязательные нормы и ответственность за их нарушение, иначе это не закон. Соответственно, и при введении новой должности в вертикали власти должен быть четко описан объем властных полномочий и мера ответственности должностного лица. С одной стороны, согласно рассматриваемому законопроекту, «военные священники» не являются должностными лицами, так как военнослужащие вправе отказаться от общения с ними и от участия в предлагаемых ими ритуалах. При такой добровольности для упомянутого «содействия командованию» совершенно не требуется выделение «военных священников» в особое подразделение Вооруженных сил. Введение должностей, не предусматривающих никаких командных полномочий и никакой ответственности за результат, может лишь ослабить строгую вертикально-иерархическую структуру Вооруженных сил. Однако с другой стороны, они получают высокие воинские звания и статус должностных лиц. Указанное противоречие сохраняется в целом ряде статей проекта. Статья 1, п.1, противоречит статье 14 Конституции РФ, так как религии и религиозные объединения в России отделены от государства, а значит, государство не может регулировать, т.е. делать обязательным, «взаимодействие воинских частей с религиозными объединениями». Может иметь место добровольное партнерство в конкретных вопросах, однако регулирование нормами права исключает добровольность и игнорирует принцип отделения, превращая религиозные объединения в некую подчиненную часть государственной структуры. Статья 1, п. 2, неправомерно наделяет Правительство РФ функциями законодательного регулирования, хотя подобные вопросы могут решаться исключительно федеральным законом в соответствии с Конституцией РФ. Статья 3 является наиболее опасной во все законопроекте. В п. 1 функции новой должности в воинских частях изложены крайне неопределенно и находятся вне правового регулирования, в связи с чем эта статья и законопроект в целом выглядят не правовым, а декларативным документом, излагающим благие пожелания. Статья 3, п. 2. Подпункт о «противодействии деятельности экстремистских религиозных течений и сект» придает воинских частям абсолютно не присущие им функции, возложенные сегодня Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» на прокуратуру и экспертные советы при органах юстиции. В других странах, где функции воспитания военнослужащих возложены на представителей конфессий, строго запрещена какая-либо религиозная полемика, характерная для мирной общественной жизни. В боевой обстановке выяснение отношений внутри взвода или роты, у кого вера «правильнее», кто «еретик» или «сектант», может привести не к сплочению бойцов перед внешним врагом, а наоборот – к перенесению «образа врага» с внешнего врага на соседа по койке, исповедующего «не ту» религию или ту религию, но «не так». Это подрыв боеспособности Вооруженных сил и угроза межрелигиозной розни среди тех, кто держит в руках боевое оружие – т.е. религиозной войны, каковые имели место в Средневековье как раз под указанным в законопроекте лозунгами. Статья 3, п.3, выводит «военных священников» вообще из всякого подчинения Уставу и приказам командования, поскольку «религиозный статус» по Конституции РФ, статья 28, определяют сами верующие установлениями своих религиозных организаций, а государство не вправе вмешиваться в этот процесс. Отсюда должностное лицо в любой момент может сослаться на какие-либо особенности своих вероубеждений и на этом основании отказаться от исполнения любых поручений командования. В такой редакции заложена «мина» под весь процесс воспитания в воинских частях. Статья 4 предусматривает должность главного военного священника, который будет иметь командные функции, но исключительно по отношению к иным «военным священникам». Это полностью подрывает основу межрелигиозных отношений и принцип равенства религиозных объединений перед законом (статья 14 Конституции РФ). На практике представители других конфессий не могут подчиняться представителю православной церкви в религиозных вопросах, а именно они, согласно статье 2, и являются целью их пребывания в воинских частях. Это же относится и к аттестации военных священников (ст. 6) – каким образом православный священник будет аттестовать имамов, раввинов, пасторов, лам? В этом вопросе также заложена «мина», которая может в боевой обстановке привести к возникновению межрелигиозного конфликта внутри воинской части с непредсказуемыми последствиями. Статья 9, п.2 также освобождает военных священников от всякой ответственности за любые нарушения воинской дисциплины, так как они всегда могут сослаться на какое-нибудь каноническое предписание Средних веков, действующее в их религиозной организации. Статья 9, п. 3 предоставляет право наказания военных священников – например, мусульман и иудеев, православному священнику, что противоречит Конституции РФ и несет явную угрозу межрелигиозным отношениям в боевой обстановке.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку