Понедельник, 26 Августа 2019
"Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!" بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ
 
Rus En Ar
Статьи > СМР > Документы и заявления СМР и ДУМРФ >  Справедливость, демократия, согласие. Разбор протестов против церкви

 Справедливость, демократия, согласие. Разбор протестов против церкви Кейс с протестами горожан против строительства храмовых комплексов, наиболее витринным из которых стало противостояние против строительства храма святой Екатерины в Екатеринбурге, ставит перед обществом сразу несколько вопросов для глубокого осмысления. Два самых главных из них: «Демократия – это претворение воли большинства или учет мнения меньшинства?», «Должна ли вершиться справедливость, если она разрушает мир и согласие?».

Верующему человеку очень сложно принять саму мысль, что кто-то яростно выступает против храма – места, где человек очищается душой, приобщается к высшим ценностям. Нашему поколению россиян волей Всевышнего предначертано исправить ту огромную несправедливость, которая творилась в течение ХХ века по отношению к религии. В соответствии со здравым смыслом и с принципом справедливости, без сомнений, незаконно отнятое, вырванное с кровью у верующих, должно быть возвращено, погубленное – восстановлено. Но в нашей действительности зачастую происходит так, что «причинение справедливости» губит согласие, наносит серьезный ущерб культуре и единству общества. И это следует иметь в виду. Нашему обществу противопоказана справедливость, которая уязвляет и разделяет людей. В конечном итоге все материальные и нематериальные ценности принадлежат людям и нельзя, чтобы возврат ценностей превратился в очередное обкрадывание народа.

Что до второго вопроса, здесь я рассуждаю и сам как представитель религиозного меньшинства (если так можно выразиться о 25-миллионной общине). Сегодня наиболее оптимальным решением для Екатеринбургского и подобных ему кейсов многим видится референдум, по итогам которого меньшинство должно будет согласиться с мнением большинства.  Мало сомневаюсь в том, что число сторонников храма в абсолютных показателях превысит число его противников. Но простой арифметический подход не учтет качества этих большинства и меньшинства.

По всем объективным данным, протестующие против храма в Екатеринбурге – это активные, небезразличные и настроенные на позитивное действие люди. Это те, кто уже сегодня, каждый на своем месте, стремится сделать нашу жизнь лучше. Позитивные перемены в обществе, реализация общественно значимых задач, требующих вовлечения всего общества, создание современной городской культурной среды, развитие волонтерства и благотворительности немыслимы без этого активного меньшинства. Игнорировать, не придавать значение его интересам было бы преступной глупостью по отношению к нашему общему будущему.

В ситуациях, подобных екатеринбургской (а как мы узнали в последние дни, случай этот знаковый, но далеко не единственный), критически важно сменить плоскость обсуждения с противоборства и доказывания собственной правоты на поиск приемлемого для всех сторон решения. На первый план должна выйти идея поиска и достижения согласия, а не идея восстановления справедливости. Кстати, именно для Екатеринбурга месседж примирения и согласия не нов и не чужд. Более десяти лет назад с идеей устройства в Екатеринбурге Площади согласия выступил губернатор Свердловской области. Дело заключалось в возведении Соборной мечети Екатеринбурга на пересечении улиц Декабристов и Чапаева, которая вошла бы в ансамбль с православным храмом и синагогой в этом же районе. Не хочу злорадствовать, но в том, что проект был сорван, а город продолжает задыхаться от нехватки мечетей, ответственны буквально все стороны, которые сегодня настаивают на возведении Храма святой Екатерины.

Здесь уместно порассуждать и о том, как относятся ко всем этим противостояниям за и против храма мусульмане. А широкие слои думающих мусульман, на самом деле, приходят к неутешительным для себя выводам. Проблема нехватки мечетей и религиозных объектов, особенно в мегаполисах для мусульман стоит на порядок острее, чем для православных. Однако при формальном равноправии российских граждан и включении ислама в число четырех традиционных религий Российской Федерации, отноршение многих региональных властей к потребностям мусульман более чем пренебрежительное.

Правоверные Свердловской области видят и сравнивают действия местных и областных властей по отношению к православному храму и мечети и вот что они видят: чиновники защищают и лоббируют проект храма и совершенно противоположным образом относятся к чаяниям и потребностям мусульман. Несмотря на то, что часть горожан уже трижды отвергла идею возведения православного храма, чиновники заявляют о готовности подобрать еще четыре участка (не совневаюсь в том, что далеко не на задворках города, а в престижных районах уральской столицы), о том, что горожане могут предлагать и свои варианты расположения храма и дают понять свое намерение довести начатое до конца.

В то же время, в отношении строительства Соборной мечети никаких протестов не было, были десятки тысяч подписей, собранных в защиту мечети, но политической воли учесть интересы автохтонного татарско-башкирского населения Урала, внесшего огромный вклад в становление и развитие знаменитой уральской металлургической промышленности, как не было, так и нет вот уже более 20 лет. Напротив, прочитывается желание торпедировать потребности мусульман при одновременном требовании снести временное здание мечети.

И в этом отношении Екатеринбург далеко не единственный в своем роде. В 2010 году в федеральную информационную повестку вошла проблема стрительства мечети на Волжском бульваре на Юго-Востоке Москвы, где в советское время компактно селились татары, а в последние годы – трудовые мигранты (т.н. “Мечеть в Текстильщиках”). На протестных митингах населения округи было порядком меньше, чем активистов националистической направленности, организованно прибывавших на эти сходы. Мусульманская община запрашивала у города участок на пустыре, в промышленной зоне, на отдалении от бульвара как такового. Но местные жители заявили, что хотели бы видеть на этом месте благоустроенный парк, т.к. в их районе не хватает зеленых зон. На сюжет откликнулась и церковь, призвавшая при решении вопроса о строительстве мечети в Текстильщиках учитывать мнение местных жителей. Проект мечети в 2010 г. свернули, а уже на следующий год стартовал проект возведения в столице 200 церквей шаговой доступности (в действительности уже 380). Там же на Волжском бульваре, в непосредственной близи бульвара выросло два православных храмовых комплекса. А сколько церквей за это время было построено вопреки желанию местных жителей и за счет зеленых зон? Мы, положа руку на сердце, уже сбились со счета.

Печальный этот список можно продолжать долго: это и практически достроенная со всей разрешенной документацией мечеть в Калининграде, которую власти требуют снести, и выставление в Ростове-на-Дону на торги здание исторической мечети, хотя по закону о реституции оно должна быть передано мусульманам и многие другие сюжеты. Думаю, здесь будет уместна и доля морализаторства в отношении бюрократов разных уровней: нельзя годами разделять людей по вероисповеданию, раскалывать таким образом общество и делить народ на сорта, а потом сетовать на отсутствие гражданского согласия, на смутьянов и вечно недовольных горожан.

Дамир Мухетдинов,

Первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации,

Член Общественной палаты Российской Федерации


21 мая 2019

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку