Пятница, 16 Апреля 2021
بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"
 
Rus En Ar
Статьи > СМИ об Исламе > «Ислам предполагает терпимость в ответ на невежество» Принц Иордании Хасан бен Талал о проблемах в отношениях между Западом и исламским миром

«Ислам предполагает терпимость в ответ на невежество»    Принц Иордании Хасан бен Талал о проблемах в отношениях между Западом и исламским миром

«Ислам предполагает терпимость в ответ на невежество»

Принц Иордании Хасан бен Талал о проблемах в отношениях между Западом и исламским миром



На прошлой неделе Совет министров Франции одобрил законопроект «Об укреплении республиканских принципов», вызвавший бурную дискуссию не только внутри страны, но и внутри мировой исламской уммы (общины). В случае принятия закон должен усилить контроль государства за деятельностью религиозных организаций, чтобы обеспечить их соответствие республиканским принципам. В то же время многие мусульмане считают действия Парижа оскорбительными. О том, можно ли надеяться на понимание между Западом и исламским миром, и есть ли рецепты противодействия экстремизму и радикализму, рассказал в письменном интервью корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой иорданский принц Хасан бен Талал.

— В чем, на ваш взгляд, причина резкого обострения отношений между исламским миром и Западом? Это спонтанный процесс или он кем-то сознательно спровоцирован?

— Между исламским миром и Западом нет резкого обострения, поскольку нет единой политики и повестки как внутри исламского мира, так и Запада. Есть области напряжения, есть области пересечения и сближения, есть союзники и есть враги. Есть вопросы и проблемы, по которым они спорят, особенно вопросы, которые мусульмане считают своими ключевыми проблемами.

Среди этих вопросов — проблема Палестины и палестинского народа, который стал жертвой насилия, изгнания и нарушения прав. Тем не менее некоторые западные страны необоснованно встали на сторону Израиля.

Среди этих вопросов — несбалансированность в применении концепции свободы слова в некоторых западных странах, где оскорбительные карикатуры на пророка Мухаммеда считаются всего лишь способом выражения мнения, но это чувствительная сфера для мусульман, которая затрагивает их святыни. Святыни не могут быть использованы в пропагандистских целях, быть предметом запугивания или насмешек. Некоторые на Западе настаивают, что это — свобода слова. Но в то же время они запрещают трогать для обсуждения такую тему, как холокост.

Ислам обладает гибкостью и динамикой, готовностью принять современные тенденции на Западе, которые способствуют прогрессу. Мейнстрим как на Западе, так и в исламском мире, представленный разумными людьми, демонстрирует способность к диалогу между сторонами. Нельзя переносить поступки террористов, вышедших из исламского мира, на всех мусульман, как и невозможно перекладывать вину за крайне правых экстремистов на весь Запад.

— В чем спор между Западом и Востоком, и могут ли они понять друг друга?

— Нет разногласий, есть разница. Мы не инопланетяне, мы — люди с одной планеты, и всем нам не чуждо ничто человеческое. Но разные условия существования способствовали проявлению различных человеческих способностей. Восток и Запад разделены разными интересами и затвердевшими идеологиями, но они не противоречат друг другу, это — множественное проявление одной человеческой реальности.

Вместо того чтобы увлекаться формулированием идеологий и впадать в игру дифференциации, мы должны разработать инструменты и методологии, которые признают интересы человека, его достоинство и совершенство его существования.

— Какова природа «исламского радикализма»?

— Так называемый исламский радикализм — это политическая позиция, которая оправдывает себя с помощью религии. То есть это протестная позиция, которая вышла из-под контроля и обратилась к религии не с ее правильных, научных, интеллектуальных и этических подходов, а скорее использовала тексты для оправдания предосудительных действий. Радикалы избирательны — они принимают тексты, которые им подходят, и игнорируют те, которые им не подходят. Они неправильно трактуют религиозные тексты и видят знаки, которых там нет. Они манипулируют религией. Их практика — один из худших примеров «неправильного использования текста» за всю историю ислама.

— Почему представители второго поколения иммигрантов становятся экстремистами на Западе? Некоторые эксперты считают, что причина — в их оторванности от корней, культурного контекста ислама. Согласны ли вы с этим?

— Да, есть те, кого мы можем назвать экстремистами. Но нельзя переносить это на всех представителей этого поколения. Напротив, они интегрированы в западное общество, эффективны и продуктивны в качестве граждан своих стран.

— В чем причина экстремизма и воинственности внутри самих исламских стран? Почему террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) стала привлекательной для молодежи? Считаете ли вы, что успех ИГ и других подобных проектов заключается в разрушении национальной идентичности, разочаровании арабов (мусульман) в своих правителях и бессилии государства?

— Отметим, что привлекательность ИГ и других не высока, а, напротив, ограничена. Те, кого привлекают эти группировки, составляют очень низкий процент. Следовательно, это обобщение неверно. Что же касается вопроса, почему такие движения и организации появляются в исламских, а не в других странах, есть несколько причин. Часть связана с отсутствием уважения к свободам в некоторых из этих стран и их неспособностью обеспечить безопасные условия существования. Обращение к религии — один из способов чувствовать себя в безопасности. Поиск прибежища в религии превратился в риторику протеста, а затем вылился в экстремистские, а иногда и насильственные течения.

Я считаю, что решение наших социальных и экономических проблем начинается с концепции социальной ответственности, распространения духа социальной солидарности, активизации роли закята (налог в пользу нуждающихся.— “Ъ”) и благотворительных фондов в построении экономики и решении проблем бедности, безработицы и насилия.

Религиозные институты должны работать над развитием своего дискурса, поскольку они несут большую ответственность перед своими обществами. Современный религиозный дискурс должен быть способен понять общество и его текущие проблемы, такие как бедность, безработица, коррупция, сектантство и другие. Религиозный дискурс не должен ограничиваться религиозными вопросами.

— Сегодня многие представители западного мира — в Европе, США, да и в России не могут понять — почему за публикацию карикатур убивают, выходят на демонстрацию, жгут флаги?

— Ничто в исламе не оправдывает убийство, какими бы ни были его причины. Скорее ислам имеет тенденцию даже в случаях убийства прощать и призывает к этому, и тому, что «прощение — это хорошо», в то время как реакция, которую мы наблюдаем против оскорбительных карикатур, объясняется не религией, а скорее социальными и психологическими факторами. Проблема не в религии, а в каждом человеке, который верит в свои святыни и инстинктивно посвящает себя их защите, потому что они много значат для него, он видит в них основу и смысл своего существования. Проблема не в религии, а в коллективном и индивидуальном инстинктах, которые чувствуют угрозу факту своего существования и реагируют на эту угрозу эмоционально и, может быть, несколько преувеличено.

Это общая ошибка. Как тех, кто позволил публикацию таких карикатур под предлогом свободы выражения мнений, зная, что это заденет чувства значительной части населения, так и тех, кто на исламском поле занимался подстрекательством вместо того, чтобы говорить о том, что ислам в таких случаях предполагает прощение и терпимость. Как говорится в Коране: «Будь снисходительным, вели творить добро и отвернись от невежд» (сура Аль-Араф, 199-й аят) и «когда невежды обращаются к ним, они говорят: “Мир!”» (сура Аль-Фуркан, 63-й аят.). Эти тексты призывают реагировать на жестокое обращение не насилием, а прощением.

Но при этом, конечно же, мы категорически не приемлем любое насильственное поведение или пролитие крови.

— После каждой крупной террористической атаки в исламском мире слышны слова, что ислам, как и все мировые религии, против насилия. Но террористические атаки повторяются снова и снова, что неизменно создает в сознании обычных людей за пределами исламского мира связь между «исламом и терроризмом». Что могут и должны сделать мусульмане, чтобы снизить степень экстремизма внутри уммы? И что уже сделано?

— Как я уже отметил, этот вопрос политизируется, ислам становится площадкой для торга, и многие берут на себя инициативу и подстрекают к аморальным целям. Но я признаю, что религиозные институты, ученые и элиты должны приложить больше усилий, чтобы показать другую, положительную сторону ценностей ислама, работать над тем, чтобы выступить против агрессивного поведения и двусмысленных концепций. Но проблема заключается не только в недостатке религиозной осведомленности, но и в доступности достойных условий жизни.

Скорее необходимо устранить его глубинные причины, которые вызваны угнетением, нищетой, недоеданием, загрязнением окружающей среды, неравенством в распределении богатства и сложившимися отношениями эксплуатации между странами. Речь идет о необходимости масштабной работы для создания условий для достойной человеческой жизни.

— Иордания неоднократно сталкивалась с терроризмом. Каков опыт вашей страны в борьбе с терроризмом и экстремизмом?

— Иордания борется с терроризмом и экстремизмом в рамках целостного подхода, основанного на законодательных, интеллектуальных, моральных аспектах и аспектах безопасности. Речь идет о принципах сдержанности и неприятия экстремизма, использования религии и идеологии для пропаганды насилия, ненависти и терроризма. И мы работаем на этом направлении вместе с международным сообществом. Терроризм — это больше не проблема одной страны или региона. Это угроза затрагивает все международное сообщество. Большинство жертв террора — сами мусульмане. Террористам не важна конкретная цель, они в целом стремятся к фрагментации общества и находят свою инкубационную среду там, где царит разруха, войны, оккупация, беженцы.

Необходимо использовать все возможное для противодействия угрозе экстремизма. Среди них — инициативы, направленные на укрепление диалога между представителями различных религий, течений и цивилизаций. Важно также прояснение истинного лица благородной исламской религии и ее великого благородного послания. Необходимо гарантировать мир и безопасность, поддерживать программы развития и устранить источники, питающие терроризм и насилие. Я считаю, что урегулирование конфликтов и кризисов в нашем регионе, главный из которых — палестинская проблема, высушило бы среду, порождающую экстремизм и терроризм. Дало бы возможность противодействовать пропаганде, принятой террористическими группами.


Автор: Марианна Беленькая

Источник: Коммерсантъ
Фото: Shuji Kajiyama / AP





15 декабря 2020

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку

Прямая речь Выступление Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина на XVI Международном мусульманском форуме «Культура встречи: религиозная этика в эпоху пандемии» Выступление Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина на XVI Международном мусульманском форуме «Культура встречи: религиозная этика в эпоху пандемии»
Расписание намазов
16 Апр. 2021 фаджр3:11 шурук5:22 зухр12:31 аср16:21 магриб19:38 иша21:40
В Москве 20:13