Среда, 08 Декабря 2021
بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"
 
Rus En Ar
Статьи > Ислам и мусульмане > «Под небом голубым Востока…»

«Под небом голубым Востока…» «Под небом голубым Востока…»
Эта поэтическая строка дала название выставке, которая при поддержке Российского исторического общества и фонда «История Отечества» проходит в Государственном музее-усадьбе «Остафьево» – «Русский Парнас». На выставке представлены предметы из коллекции исламского искусства князей Вяземских – поэта, журналиста, литературного критика, мемуариста, первого председателя Императорского Русского исторического общества Петра Андреевича Вяземского (1792-1878) и его сына – дипломата, государственного деятеля, историка литературы Павла Петровича Вяземского (1820-1888).

С одним из авторов концепции выставки, кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Государственного музея-усадьбы «Остафьево» – «Русский Парнас» Т.А. ЕГЕРЕВОЙ побеседовал наш корреспондент:

- Уважаемая Татьяна Александровна, поздравляю Вас с открытием выставки. Директор музея Ю.А. Евтюхин назвал ее беспрецедентной: впервые за 90 лет предметы из восточной коллекции Вяземских, распределенные в 1930 году по различным музеям, вернулись в родной дом – бывшую загородную усадьбу князей Вяземских. Правда, вернулись не все, а лишь часть, и на время. 80 предметов коллекции представлены на выставке. Это лишь часть большого собрания Вяземских. А в целом, что из себя представляла их исламская коллекция? Насколько она была обширной? Сколько предметов в ней насчитывалось?

- На сегодняшний день выявленные предметы из исламской коллекции князей Вяземских хранятся в Государственном историческом музее, Государственном музее искусства народов Востока, Серпуховском историко-художественном музее, в Государственном музее-усадьбе «Архангельское». Мы очень благодарны музеям-держателям бывших остафьевских предметов за согласие принять участие в выставке, предоставить экспонаты и информацию о них. В инвентарных книгах музеев указано, сколько к ним поступило экспонатов после расформирования музея в Остафьеве. В Государственный музей Востока, например, пришло 244 экспоната из коллекции Вяземских. Более 100 экспонатов разошлось по другим музеям. Точное количество я не назову, потому что такой работы еще не было проведено, поэтому мои данные – приблизительные. Открывшаяся выставка – лишь первый этап в изучении исламской коллекции П.А. и П.П. Вяземских. Думаю, мы в начале большого исследовательского пути.

- Увлечение Востоком, коллекционирование произведений восточного, в том числе исламского, искусства традиционно для русского дворянства? Или князья Вяземские были исключением?

- Конечно, традиционно! Интерес к стилю ориентализм в России появился еще в XVIII веке. С одной стороны, в XVIII-XIX веках Россия вела многочисленные войны с Турцией и Ираном, но с другой стороны, был и живой интерес к культуре и быту Востока. Мы видим по восточным коллекциям русских аристократов, что искусство исламского Востока (наряду с искусством Китая и Японии) – это нечто притягательное. Ориентализм проявлялся в живописи и литературе русского романтизма (полотна К.П. Брюллова и И.К. Айвазовского, поэмы А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова, повести и рассказы о кавказской жизни А.А. Бестужева-Марлинского), в садово-парковом искусстве и архитектуре (китайская деревня и павильон «Турецкая баня» в Царском Селе, южный фасад Воронцовского дворца в Алупке), в предметах коллекционирования, в оформлении интерьеров (устройство «диванных комнат»), декоративно-прикладном искусстве (например, курительные трубки), да даже в костюме. Вспомним, например, модные в начале XIX века женские головные уборы в виде тюрбанов и шали. Сохранился портрет Екатерины Андреевны Карамзиной (1780-1851), сестры П.А. Вяземского, супруги историка Н.М. Карамзина, на котором она изображена в тюрбане. Так что интерес к восточному стилю характерен для той эпохи, и в этом плане князья Вяземские не были исключением. Другое дело, что не все дворяне могли себе позволить коллекционирование в таких объемах, как П.П. Вяземский, но интерес к Востоку, стремление его познать характерно как для европейцев XVIII-XIX веков, так и для русского просвещенного общества.

- Когда у П.А. Вяземского возник этот интерес – в ходе его паломничества на Святую землю?

- Да, я думаю, отправной точкой стало именно  путешествие Петра Андреевича на Восток, хотя причина, побудившая его отправиться на Святую землю в уже весьма солидном возрасте, была печальной: в феврале 1849 года скоропостижно скончалась от холеры его дочь, и Вяземский (ему было уже около 60 лет) с женой решили отправиться в паломничество в Иерусалим, а заодно повидаться с сыном Павлом, который служил в Константинополе. Петр Андреевич Вяземский был воспитан на идеях просветительской, в первую очередь, французской философии и литературы. Для его прозы и лирики до восточного путешествия характерно обращение к европейским образцам. Он был вовлечен в европейский интеллектуальный мир. Только после путешествия в Константинополь и на Святую Землю Вяземский пишет стихотворения на восточную тему – «Босфор», «Ночь на Босфоре», «Иерусалим», «Палестина», стихотворение 1853-го года, посвященное княгине В.А. Голицыной, с очень поэтичным описанием Константинополя. Скорее всего, именно личное знакомство П.А. Вяземского с Востоком привело к восточным мотивам в его творчестве. Что касается формирования восточной коллекции, то известно, что еще до поездки на Восток в собрании Вяземского были золотоордынские древности. Это более 100 серебряных монет и поливные изразцы с пояснительной надписью самого князя: «Обломки Мамаевого дворца и монеты, найденные в Саратовской губернии».

- Как и многие его современники, П.А. Вяземский оставил замечательные путевые заметки – «Путешествие на Восток». Они очень поэтичны. Если вспомнить некоторые описания Вяземского («Никогда и нигде я не видел такого золотого освещения» – это об Иерусалиме), то можно было бы даже скорректировать название выставки – не «Под небом голубым Востока…», а «Под небом золотым Востока…»!

- Да, этот эпитет часто встречается в его записках. Он пишет об Аравийских горах, «облитых тонким золотым сиянием». О воздухе, который «пред захождением солнца… озлащается». Путевые записки Петра Андреевича были изданы в 1883-м году, через пять после его смерти. Предисловие к ним написал последний владелец усадьбы Остафьево С.Д. Шереметев (1844-1918), женатый на внучке П.А. Вяземского, автор многих исторических трудов, издавший в том числе 12 томов сочинений П.А. Вяземского и «Остафьевский архив князей Вяземских».

- В «Путешествии на Восток» много восторженных описаний природы, архитектурных памятников, святых мест. Однако о местных жителях-арабах Петр Андреевич отзывается неблаговидно. «Дикие» – так он их характеризует...

- Это в принципе характерно для европейского дискурса о Востоке, не только для одного Вяземского. Но, как мне кажется, он-то как раз с большой симпатией относился к местному населению. Например, он пишет, что на пути к Святой земле на корабле у него «завелась тесная дружба с турчатами и юродивым, чем-то похожим на дервиша». «Это для меня утешительно, – замечает Петр Андреевич, – это доказательство, что в природе моей сохранилась какая-то первобытная простота». Эту простоту он, человек европейской закваски, пытался в себе найти и сохранить.  Он не без самодовольства пишет и о том, что в одиночку совершал прогулки верхом по окрестностям Иерусалима и не боялся местных жителей. Он относился к ним очень поэтично, ведь они живут на той земле, на которой происходили события евангельской истории! В его сознании, и это нашло отражение в «Путешествии на Восток», происходило совмещение как бы двух планов: с одной стороны, реальной повседневной жизни этих людей, а с другой – воспоминаний о библейских событиях. Например, увидев молодых палестинок у колодца, он пишет: возможно, как раз у этого источника так же, как и эти девушки, Дева Мария стирала пеленки божественного Младенца. Это совмещение двух планов – реального и евангельского – совершенно замечательно у Вяземского. Он провел в Иерусалиме около месяца, хотя, по его словам, там нужно было бы «прожить год, чтобы ознакомиться со Святыми местами». Этот город – «как бы станция на пути к великому ночлегу».

- Кстати, попутно Вяземский замечает, как местные жители относятся к воде: воду «честят» как божественный дар, ей поклоняются. Еще можно вспомнить эпизод встречи Вяземского с бедуинами. «…Они на меня никакого страха не наводят, – отмечает он, – хотя есть между ними и разбойники, как и не между бедуинами, но вообще я нахожу в них какое-то добродушие и веселость».

- Да, а в переписке с Э.Ф. Тютчевой (1810-1894), женой дипломата и поэта Ф.И. Тютчева, Вяземский рассказывал о том, что как-то, гуляя по Константинополю, он зашел в кофейню, выпил кофе, ничем не заразился и очень хорошо пообщался с местными жителями. «Я полностью ориентализировался», – замечает он в письме. В другом послании к Эрнестине Федоровне он объясняет ей весьма увлекательно и ярко, что такое рамазан и ифтар: Вяземский присутствовал на одном из ифтаров у великого визиря Рашид-паши.

- Известно, какие вещи для своей исламской коллекции приобрел Петр Андреевич в Палестине?

- В книге-каталоге Н.К. Квятковской «Остафьево» сказано, что по приезде из Палестины князь Вяземский хранил реликвии, которые он привез со Святой земли. Это тростник и гербарий с берегов Иордана,  семена чертополоха из Иерихона, кусочки мозаики из церкви, воздвигнутой императором Юстинианом, четки из кожи, вазочка с мускусом, обломок мраморной доски из Вифлеема. Все эти реликвии хранились в парадной спальне усадьбы Остафьево.

- На выставке представлен Коран 1864 года издания. Эта книга из библиотеки Вяземского?

- Нет, она просто из фондов нашего музея. У нас ведь в фондах хранятся не только мемориальные предметы, но и типологические, т.е. относящиеся к эпохе П.А. Вяземского, но лично ему не принадлежавшие. Это могут быть предметы мебели, живописи, декоративно-прикладного искусства, которые нужны для воссоздания атмосферы прошлого. В частности, на выставке можно увидеть предметы графики из фондов нашего музея, изображающие сцены из повседневной жизни турецкой столицы и многое другое. А из книжных изданий мы представляем «Коран Магомета», переведенный с арабского на французский переводчиком французского посольства в Персии Казимирским с примечаниями и жизнеописанием Магомета». Перевод с французского К. Николаева. Книга во второй половине XIX века издавалась неоднократно. У нас на выставке представлено издание самое раннее – 1864 года.

- Был ли Коран в библиотеке Вяземских?

- Мне таких данных не встречалось. В РГАЛИ хранятся списки библиотеки Вяземских, причем этих списков несколько – они были составлены при Петре Андреевиче и при Павле Петровиче. Ваш вопрос – это тема для дальнейшего исследования. Павел Петрович Вяземский занимался исследованиями литературных памятников, жил на Востоке. Скорее всего, Коран в его библиотечном собрании был, но для точного ответа необходимо просматривать описи библиотечного собрания.

- Сын Петра Андреевича – Павел Петрович – профессиональный дипломат. Сколько времени он провел на Востоке?

- Четыре года. В феврале 1846 года П.П. Вяземский, служивший после окончания Санкт-Петербургского университета в Азиатском департаменте МИД, был назначен помощником секретаря русской миссии в Константинополе. Покинул он этот город в 1850-м. Его дипломатическая служба продолжилась в Европе – Гаага, Вена, Карлсруэ. Вернувшись в Россию, Павел Петрович служил по ведомству народного просвещения, был помощником попечителя Петербургского учебного округа и попечителем Казанского учебного округа. Востоком, как писал один из современников, Павел Петрович «был пленен». На выставке представлены рисунки князя, выполненные маслом на картоне. Это типы жителей Константинополя. На базарах, в антикварных лавках он приобретал предметы исламского искусства. Восточная коллекция усадьбы Остафьево – это в основном его труды, результат его собирательства. При нем Остафьево стало своего рода домашним музеем. Очевидцы, приезжавшие в усадьбу, свидетельствовали, что парадная анфилада в главном доме имела как бы музейный характер. Павел Петрович в соответствии со своими причудливыми вкусами расставлял там предметы мебели, деревянную скульптуру, развешивал старинные вышивки и картины немецких и нидерландских художников. Значительную часть его коллекции составляло оружие, которое Павел Петрович привез из-за границы. Некоторые предметы восточного оружия, как, например, татарская кольчуга, найденная на Куликовом поле, были куплены уже в России. На выставке можно увидеть образцы иранского вооружения, использовавшегося в ритуальных и церемониальных целях, – деревянную булаву-плеть с прибитыми к ней цепями и булаву с навершием в виде бычьей головы, топорики табарзин, которые в каджарскую эпоху в Иране носили бродячие дервиши. Коллекция Павла Петровича хранилась в Остафьеве до 1930 года, когда музей был ликвидирован.  

- Среди 80 предметов коллекции Вяземских, представленных на выставке, какие наиболее значимые? На что нужно обратить внимание посетителю?

- На мой взгляд, все предметы по-своему значимы. Каждый из них имеет свою историческую и художественную ценность. Но хочу обратить внимание, в первую очередь, на рукописи. Это список «Пятерицы» («Хамсе») прославленного персидского поэта Низами Гянджеви. Это «Книга о неподвижных светилах» великого персидского астронома и математика ас-Суфи (903-986) и османская рукопись-свиток «Генеалогическое древо», родословная мусульманских династий от Адама до Абдул-Хамида II. Помимо содержания, эти рукописи интересны и как уникальные памятники каллиграфии. Любопытна экспонируемая в том же зале, что и рукописи, иранская живопись эпохи Каджаров, например, большие и очень красочные полотна с изображением красавиц, придворных музыкантш и танцовщиц. Как пишут исследователи, эти картины использовались для украшения интерьера на мужской половине дома, отсюда специфическая остроконечная форма полотен – они вписывались в арочные проемы стен. Совершенно замечательны иранские лаки. Лаком покрывались росписи на крышках переплетов рукописей, разных футлярах, пеналах для письменных принадлежностей (каламданах). Пеналы были необходимой принадлежностью образованного человека в мусульманском мире. Наличие или отсутствие каламдана много говорило о статусе человека, его положении в обществе. У нас на выставке представлен один такой пенал-каламдан, изготовленный из папье-маше и покрытый росписью под лаком. Наш музей издал каталог выставки, в котором можно прочитать дополнительную информацию о наиболее интересных экспонатах.

- Татьяна Александровна, замечательно, что выставка состоялась, что есть возможность познакомиться хотя бы с частью исламской коллекции князей Вяземских. Ждем продолжения и развития темы, а это потребует большой исследовательской работы…

- Да, и Ваши вопросы как раз помогают наметить пути для дальнейших изысканий. Хочу пригласить всех читателей к нам в музей на выставку «Под небом голубым Востока…», чтобы увидеть предметы из исламской коллекции князей Вяземских и почувствовать эпоху, которую они представляют. Спасибо!

- Благодарю Вас.

Беседовала Ольга Семина


3 ноября 2021

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку

Прямая речь Польза Мавлида и порядок его проведения.  Из книги Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина "Ислам: вероучение, поклонение, нравственность, закон" Польза Мавлида и порядок его проведения. Из книги Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина "Ислам: вероучение, поклонение, нравственность, закон"
Расписание намазов
08 Дек. 2021 фаджр6:40 шурук8:45 зухр12:23 аср13:43 магриб15:58 иша17:55
В Москве 19:27