Понедельник, 16 Декабря 2019
بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"
 
Rus En Ar
Статьи > Ислам и мусульмане > О Мире и Согласии (история одной мечети)

О Мире и Согласии (история одной мечети)

Эта история об одной мечети, нашей Соборной мечети Свердловской области. История, которая, на мой взгляд, как в капле воды отражает и историю города и области. И здесь те события, которые предшествовали созданию Площади Мира и Согласия, ее создания и нынешнего состояния даны не строго в хронологическом порядке, а по тому, как они влияли друг на друга, и об общей атмосфере того периода.

Это было уже в начале двухтысячных. Люди пытались отойти от ужаса 90-х, с бандитизмом, безденежьем, голодовками. И когда кто-то робко начинал говорить о нравственных устоях, о культуре, о сохранении исконных традиций — на него тут же навешивали ярлык «совка». И снисходительно говорили: «О-о-о, брат, это рынок! Здесь выживает сильнейший. И если многотысячные коллективы НТМК и Уралвагонзавода и сами предприятия не нужны, значит на их месте будут стоять торговые ряды». Это практически процитированные мною слова ряда депутатов на заседании Областной Думы, когда мы, «совки», пытались хоть как-то защитить людей. И не могу не процитировать вещие слова Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, сказанные им в обращении к молодежи в 1991 году: «Общество, в которое вы войдете (или в которое вас введут) будет небывалым в истории. Это не похвала ему. Это — предостережение вам. Дело в том, что впервые общество конкурентной экономики будет создаваться в условиях духовной разрухи». Теперь, по прошествии стольких лет, мы можем добавить — и экономической, и социальной разрухи тоже.

Но вновь избранный президент Путин В.В., руководство области во главе с Росселем Э.Э. пытались восстановить и духовное единство народа. В небывало короткие сроки был спроектирован и построен Храм-Памятник на Крови во имя всех святых в земле Российской просиявших. Но через некоторое время у Храма начались проблемы. Нечистые на руку люди пытались украсть самые ценные иконы. И было принято решение взять Храм в госказну и из областного бюджета покрывать до 50% от фактических затрат Храма. Так как вопросы казны были в ведении законодательной власти, а мне как депутату поручено было вести их, то мне и поручили доложить этот вопрос депутатам.

У меня не было ни малейших сомнений в том, что депутаты поддержат этот проект. Мусульманин докладывает, христиане поддержат. Однако не тут то было. Мы, т. е. команда Росселя Э.Э., не смогли набрать необходимого количества голосов. Перенесли на следующее заседание. Картина та же. И так несколько заседаний подряд. Кроме этого вопроса у меня «висело» еще 13 острейших социальных вопросов. У них была такая же участь. Тогда у нас не было большинства голосов, необходимых для принятия решения. Это была изматывающая гонка, и на одной из встреч в мечети я посетовал приглашенному православному батюшке на это. И он мне ответил: «У нас, у православных, есть такая поговорка: „Не было бы гонений — не было бы горения“. Нужно перетерпеть это все». Не знаю чудо это или нет, но на следующем заседании документ был принят. И отца Максима (Меняйло) я знаю с тех пор. И прекрасно понимаю его чувства и как верующего, и как человека — мытарили, мытарили восемь лет, все мыслимые и немыслимые процедуры прошли. А тут на тебе — сквер. Разве это его вина? Думаю, что нет. Но и не тех, кто защищает сквер, ни сном ни духом не ведавших об этом.

Но это сейчас, а тогда, в начале двухтысячных, строительство Храма на Крови естественно поставило вопрос и о храмах других конфессий. И, насколько знаю, с великими сложностями, согласованиями, поисками спонсоров был введен в строй Екатеринбургский еврейский общинный центр «Синагога». Да вот незадача, через несколько лет выяснилось, что земля то им выделена была впритык к зданию Синагоги. Объявился владелец прилегающей территории и заявил о своих правах. Его ничуть не интересовали проблемы прихожан. И когда ко мне на прием пришел уважаемый раввин с этой проблемой, мягко скажем, моему удивлению не было предела. Никогда до этого я не бывал в Синагоге, мало что понимал в иудаизме. Но как депутат, безусловно, откликнулся. Собрали специалистов, руководителей наших министерств, представителей города — выход, решение нашли. Очень жаль, что большинство наших горожан не то что в Синагоге не бывали, но, наверное, и не знают где она. А стоило бы побывать. Сейчас, пожалуй, это единственное место в городе, где есть маленький музей, посвященный жертвам Холокоста. Если ты нормальный человек, не с замороженными глазами, ты оттуда выйдешь с одной мыслью — этого не должно повториться!

И в эти же годы наша армянская диаспора прорабатывала проект будущей Церкви Святого Карапета. Если бы вы видели этих людей с просветленными и озабоченными лицами во время обсуждений мельчайших деталей проекта, вы бы наверное согласились со словами первого Президента Татарстана Шаймиева М.Ш. о том, что вера неистребима. Он ведь не сказал вера в Аллаха, Иисуса Христа, он сказал о вере, живущей в каждом человеческом сердце. И сейчас эта церковь стала не только украшением, но и спокойным, умиротворенным местом для отдыха горожан на прилегающей ухоженной территории.

К тем годам в городе уже действовал Храм Святой Анны — католический храм, практически построенный на том же историческом месте где когда-то возвышался старый храм Святой Анны. Глядя на прихожан этой церкви мне всегда хотелось сказать словами Грибоедова А.С: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете!».

Вот мы наконец добрались и до Соборной мечети (которой нет). На тот момент в городе действовала единственная мечеть в Воронежском переулке. Собственно, и не мечеть, а перестроенный под мечеть дом, который сейчас хотят снести в интересах торговой компании. Поэтому, когда с Химмаша люди обратились к Росселю Э.Э. с просьбой построить там мечеть, он откликнулся. На встречу приехал Верховный муфтий, председатель Центрального духовного управления мусульман России шейх Талгат Таджуддин. И общими усилиями мечеть каменная была построена. Единственная каменная мечеть в городе на сегодняшний день. Безусловно она не могла быть Соборной, тем более располагалась на окраине города. И хотя стараниями прихожан и ее руководства она стала уютной и гостеприимной, все же она не решала проблемы нехватки мечетей даже для этнических мусульман — татар и башкир, которых в городе более ста тысяч. Добавьте сюда тысячи приехавших мусульман из других стран.

А сейчас, после принятия постановления Правительства России о привлечении в Россию из других стран еще от 7 до 10 миллионов людей, наверное, их станет еще больше. Страна действительно нуждается в трудовых ресурсах. А вот мечетей все меньше — под любым предлогом их все сносят и сносят. И не только у нас, но и в других регионах России.

Возникает вопрос, кто и куда духовно будет вести этих людей. Уж если в советский период наши родители втайне вставали на молитву, то теперь с гугл-наставниками и подавно. Неужели не понятно, что тем самым наши органы местной власти вспахивают своими руками поле для экстремистов, делают просто бесценные подарки для их проповедей. А на нас, российских мусульман, кое-кто старательно стремится надеть черный балахон ответственности за это. Очень странно и не понятно. Когда мы вместе в Бессмертном полку или стоим, склонив головы в памятные дни у мемориалов павшим защитникам Отечества — всех 180 национальностей нашей Родины — это всех объединяет. Почему же, когда один идет в православный храм, другой в синагогу, а третий в мечеть, то этот третий оказывается лишним. А ведь нас таких «лишних» в стране более 20 миллионов. С любовью в сердце к нашей Родине, к нашим традициям.
Было очевидно, и тогда, и теперь, что если мы хотим сохранить равноприближенное отношение властей к основным конфессиям, то Соборную мечеть нужно строить.

И с такой инициативой и пожеланиями к Росселю Э.Э. обратился уже председатель Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман Российской Федерации муфтий шейх Равиль Гайнутдин. Договоренности были достигнуты. И нам — председателю Совета старейшин мусульман Свердловской области Нуриманову Р.Г. и мне как депутату Законодательного Собрания — было предложено выбрать место для будущей мечети. В центре города. Наивные мы люди! В течение четырех месяцев мы предлагали то одно, то другое, то третье место. И каждый раз нам говорили — о нет, эта земля продана, но застройщик еще не начал строительство. В другом месте чиновники просто поднимали глаза к небу, как бы говоря: «Вы что? Как вы могли покуситься? Это же земля, пусть и пустующая, забронирована такими структурами. Давайте лучше уйдем отсюда». В конце концов Россель Э.Э. поинтересовался, что с проектом. И в начале июня 2006 г. нас пригласили посмотреть место под Соборную мечеть. Уважаемые председатель Правительства Свердловской области Воробьев А.П., Чернецкий А.М., как мэр города предложили площадку возле недостроенной телебашни.

Мы поинтересовались, а какая площадь. Не меньше 2,5 га — ответил Чернецкий А.М. Кто бы отказался. Нашей радости не было предела. Кто прошел через это, тот поймет. И эта радость длилась ровно неделю. Через неделю пришло письмо от мэра, что оказалось, земля то федеральная, а не муниципальная и распоряжаться ею мы не можем. Помогите!

Начались согласования с Москвой. В конечном итоге были изданы распоряжения Губернатора, постановления Правительства области и администрации города о строительстве Соборной мечети у телебашни. Идею архитектуры здания предложил Нуриманов Р.Г. - это некий миниатюрный Тадж Махал с четырьмя минаретами. На 350 прихожан. В период всех этих бурных обсуждений в Национально-культурной автономии татар родилась идея с рабочим названием «Центр Религий», состоящий из Свято-Троицкого Собора, Синагоги и предполагаемой Соборной мечети. Далее позволю себе процитировать письмо в адрес Правительства области: «В этот же комплекс войдут здание международного класса — Дом национальных Собраний — место проведения межконфессиональных и иных официальных мероприятий и административно-гостиничный комплекс для приема туристов, паломников и официальных делегаций».

В целом идея была поддержана. Но ее узко конфессиональный подход при таком размахе требовал чего-то другого. И тогда Россель Э.Э. предложил назвать этот центр трех религий — Площадью Мира и Согласия. А Чернецкий А.М. предложил переименовать Дом национальных собраний в дискуссионную площадку для всего гражданского общества, а аллею религий — в аллею Дружбы. И через год 24 ноября 2007 года торжественно был заложен первый камень под основание Соборной мечети, под основание Площади Мира и Согласия. И на закладке камня губернатор, мэр, депутаты, духовные лица, граждане с воодушевлением говорили об уникальности проекта Площади Мира и Согласия. И сроки были установлены — 2009 год, год проведения в Екатеринбурге Саммита стран, входящих в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС).

Сейчас, когда у сквера возле драмтеатра разворачиваются драматические события невольно думаешь, а если бы этот проект был реализован, можно было бы предотвратить такое развитие событий? На мой взгляд этот конфликт не имел бы почвы. Мы можем по-разному относиться к прошлому, к тем людям, кто все это предлагал, но с одним мы должны, наверное, согласиться. Эта идея Площади Мира и Согласия имеет одну альтернативу — вражду и конфронтацию. Мы живем в 21 веке, новые цифровые технологии, молодежь устремленная в будущее, горизонтальная власть, которая нарождается параллельно действующей вертикали власти — все это требует постоянного взаимопонимания всех, подчеркиваю, всех слоев общества. И атеистов и лиц без определенного места жительства, которых унизительно называют бомжами — тоже! Все мы, бедные, верующие, атеисты, богатые — граждане Великой России. А мы, наша область, еще является и ее Опорным краем.

Возвращаясь к перипетиям с Соборной мечетью нужно отметить, что главным спонсором проекта выступил известный российский предприниматель Усманов А.Б., помог в финансировании Президент Республики Татарстан Минниханов Р.Н. Тысячи простых граждан стали перечислять свои сбережения на открытый в СКБ банке специальный счет. Всеми финансовыми, организационными вопросами руководил Фонд губернаторских программ, у которого в работе было еще более сорока строительных проектов. Но кризис 2008 года и ряд других проблем приостановили начавшееся строительство. На тот момент было освоено более 30 млн. рублей, велись уже не изыскательские, а строительные работы по утвержденному архитекторам области и города проекту. Мы не стали ждать у моря погоды, поехали в Москву, встретились с послами Ирана, Пакистана, другими лицами. Все обещали помочь, если будут соответствующие обращения. Понятно, что мы все передали губернатору Росселю Э.Э. На что он ответил, что неужели мы пойдем с протянутой рукой к кому-то. Сами решим эту проблему, сами построим.

И наверное, это было правильное решение. У нас в России и своих меценатов много, в том числе и мусулман. Но стройка заглохла. Все ждали окончания кризиса. Годы идут быстро. На смену Росселю Э.Э. пришел Мишарин А.С., подключился к этой проблеме. Затем наш нынешний губернатор Куйвашев Е.В. И от него мы ни разу не услышали слова нет. В 2013 году наконец землю под телебашней передали в ведение области. Мы подумали, что теперь-то нет никаких препятствий для реализации проекта Площади Мира и Согласия и завершения строительства Соборной мечети. Но, видимо, мы ошиблись. Пока шли все эти разговоры — переговоры само место строительства Соборной мечети стало местом поклонения простых мусульман. За эти годы там выросла временная мечеть, сформировалась местная религиозная организация «Нур-Усман».

По пятницам более тысячи прихожан заполняют ее залы. Хотелось бы обратить внимание, что объект незавершенного строительством «Соборная мечеть», площадь которого скукожилась к сегодняшнему дню до 0,5 га, в юридическом плане полностью находится в ведении Фонда губернаторских программ. А временная мечеть Нур-Усман возникла, выросла из прорабского вагончика на прилегающей территории. И судебные процессы по выселению идут именно по временной мечети. Но никак не по Соборной мечети. Ее как заложили (что успели), там она и стоит со всеми забитыми сваями.

Будучи мусульманами, естественно мы регулярно перечитываем Коран, также как и христиане и иудеи читают Библию и Тору. И это не просто ритуал, а переосмысление  своих жизненных ориентиров, принципов, поступков. Поиск в великих книгах ответов на твои злободневные вопросы. И поверьте, любой верующий подтвердит это, каждый раз вам открывается что-то новое. На что раньше ты не обращал особого внимания. И в связи с этой статьей, болью за наше общее дело, позволю привести цитату из Корана: «Говорите: „Уверовали мы в то, что ниспослано нам (т. е. в Коран) и что ниспослано вам (т. е. в Тору и Евангелие). Бог наш и Бог ваш — один и тот же Бог Единый, и предаемся мы Ему(сура 29, аят 46)“». И те, кто не хотят «предаваться Ему» признают, что без нравственных ориентиров, которые выработала религия, даже науке не создать жизнеспособных институтов. Автор знаменитого бестселлера «Homo Deus» Краткая история будущего» Юваль Ной Харари, профессор Еврейского университета в Иерусалиме (отнюдь не религиозный догматик, скорее оппонент) обеспокоенный приходом всемогущего Искусственного Интеллекта и возможно его будущего наставника Искусственного Разума яростно доказывает — если мы хотим остаться людьми, нам не следует отбрасывать ценности религиозных учений.

И когда читаю, что кто-то кричит — долой губернатора и на этой основе предлагает собрать новую политическую партию, то спрашивается — это по-христиански, по-мусульмански, по законам иудаизма? Разве, если ваш брат споткнулся (с кем не бывает) вы толкаете его в спину, чтобы он упал? Вспомните, прежде чем это сделать, о его добрых делах, о совместных делах. Мне возразят — у нас проблем в стране и в области — вагон и маленькая тележка. Отвечу — это вам так кажется. На самом деле этих проблем эшелон и еще маленький поезд. И разгребать их надо сообща, всем миром. И чиновникам не искать по стародавней чиновничьей привычке козлов отпущения, чтобы прикрыть себе одно место, а быть с народом, не шарахаться от него, когда он выходит на улицу. Значит до этого ворон ловили, коли проглядели остроту проблемы.

Буквально считанные годы нас отделяют от 300-летнего юбилея нами любимого города Екатеринбурга. Нашего с вами города. Какими мы будем тогда? Живущие в мире и согласии или разбитые на враждующие лагеря? И чем мы будем руководствоваться в поисках разрешения не только конфессиональных проблем, но и более глобальных экономических, социальных и технологических? Нет готовых ответов. И только вместе, имея не нафталинно-формализованную площадку для диалога мы, уверен, найдем нужный ответ. Найдем! Да поможет нам Всевышний.



Шаймарданов Наиль-Хаджи Залилович

Экс-вице спикер Областной Думы Законодательного Собрания
Свердловской области, кавалер ордена «Дружбы»


19 июня 2019

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку