Воскресенье, 16 Июня 2019
"Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!" بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ
 
Rus En Ar
Статьи > СМИ об Исламе > Ислам Минбаре > Ответы профессора Тауфика Ибрагима на вопросы читателей

Во втором номере «ИМ» за этот год были опубликованы ответы крупнейшего отечественно исламоведа, доктора философских наук, профессора Тауфика Ибрагима на  ряд вопросов наших читателей. Таких, как: «Вера в Бога изначально заложена во всех людях?»; «Ислам - единственная угодная Богу религия?» и «Только ли ислам гарантирует вечное спасение?». Целиком основанные на первоисточнике ислама – Священном Коране – ответы уважаемого ученого вызвали большой интерес читателей и вызвали, в свою очередь, новые вопросы с их стороны. На некоторые из них мы попросили ответить профессора Тауфика Ибрагима.  Им же сделаны и переводы смыслов айатов Корана на русский язык. 

Признает ли ислам свободу вероисповедания?

В одном из своих ответов профессор Тауфик Ибрагим  доказывает, что все богооткровенные религии равны, и никакая из них не имеет монополию на истину. Тем самым, так сказать, ислам как бы признает сложившуюся  религиозную  ситуацию в мире. Но означает ли это, что тем самым ислам признает и право каждого человека на свободный выбор человеком религии – свободу вероисповедания?

Ахметшин К. (Набережные Челны)

«Нет принуждения в религии».  Таков провозглашенный Кораном (2:256) принцип религиозного либерализма, идущего в русле его плюралистической установки. К истинному исповеданию, к строгому единобожию пророк Мухаммад был призван склонять не только мекканских и других аравийских язычников, но и все народы мира, включая «людей Писания» - последователей прежних богооткровенных религий, прежде всего иудаизма и христианства. И как в мекканский период своего служения (ок. 610-622 гг.), так и в мединский (622 – 632 гг.) Пророк неукоснительно следовал фундаментальной заповеди Корана (16:125):

Призывай на путь Господа

Мудростью, увещеванием добрым,

Веди с ними спор наиблагооразнейший…

Особую чуткость Пророк и его товарищи должны проявлять к иудеям и христианам:

Спорьте с людьми Писания

Не иначе как наиблагообразнейше…

Говорите [им]:

Мы веруем в ниспосланное нам и в ниспосланное вам;

Бог наш и Бог ваш – един.

(29:46)

В случае глухоты и неприязни к новой вере от Пророка (а через него – от мусульман) требовалось не просто терпеть и прощать, а благородно (джамиль) терпеть и прощать (15:85; 70:5; 73:10). Как явствует из суры 43, Пророк однажды жаловался на упорствующих в неверии мекканских язычников – «Господи, это люди, которые не уверуют!», но Бог успокоил его: «Оставь их с миром!» (43:88-89).

Кроткие наставления Корана сопровождали Пророка не только в Мекке, но и в Медине. В частности, после Ухудского сражения (в 3 х./625 г.), когда мусульмане потерпели поражение от войска мекканцев, из уст Пророка, самого раненного в бою, вырвалось: «Разве спасется народ, окровавивший лицо своего пророка, который призывал их к Господу?!» И свыше ему было внушение:

[Богу], а не тебе, решать –

Смилуется ли Он над ними

Или покарает за нечестие.

Воистину, Богу принадлежит [все],

Что на небесах и на земле:

Он прощает, кого хочет,

И карает, кого хочет.

Всепрощающ Он и всемилостив.

(3:128-129)

Пророку Мухаммаду Всевышний  напоминает:

Если бы Господь того восхотел,

Все, кто на земле, уверовали бы;

Неужто станешь ты заставлять людей

Насильно обращаться в веру?!

(10:99)

Десятки раз Писание подтверждает свободу религиозного выбора, осуждая любые попытки посягательства на неё. Долг основателя ислама, как и других пророков, состоит лишь в том, чтобы верно и ясно передать послание Божье (5:99; 16:35; 24:54; 29:18; 36:17). «Наставляй, но ты – [только] наставник, / А не властелин над ними», - в очередной раз указывает Бог пророку Мухаммаду (88:21-22). А айат 2:256 предельно чётко формулирует принцип ненасилия в вопросах вероисповедания:

Нет принуждения в религии,

[Ибо] уже ясно проступает

Отличие истинного пути от ложного.

Айату 2:256 вторит следующий:

Объяви им:

Вот она, исходящая от Бога истина;

Кто хочет - пусть уверует,

А кто не хочет –  волен отказаться

(18:29).

Руководствуясь наставлениями Всевышнего, Пророк обращался к мекканским многобожникам с такими словами:

Я не поклоняюсь вашим кумирам,

А вы не поклоняетесь Богу моему;

И не стану я служить им,

А вы не хотите служить Ему;

И будет у вас своя вера,

У меня же – своя.

(109:1-6).

Подлинная вера исходит из внутреннего убеждения, и посему не может утвердиться посредством силы. И именно в этом смысле порой толкуются слова айата 2:256 – «Нет принуждения в религии». Разъяснив человеку истину, Бог предоставил ему свободу выбора, за который он и несёт ответственность перед Ним:

Воистину, наставили Мы его на [верную] стезю,

[А ему решать] –

Быть благодарным, [верующим],

Иль [в неверии] проявлять непризнательность.

(76:3)

Неприятие насилия в делах веры Писание обосновывает еще и тем, что  религиозные споры людей Бог сам разрешит в Судный день:

Воистину, верующие [в Коран],

Иудеи, сабии, христиане, маджусы  и многобожники,

Их в день Воскресения и рассудит Бог,

Свидетель всего.

(22:17)

Как видим, коранический императив однозначен: религиозные расхождения надо оставить на предстоящий суд Божий. А до той поры следует соревноваться в добрых деяниях на общее благо (2:148; 5:48).

Поэтому Писание объявляет мир естественной нормой сосуществования народов и конфессий. «О верующие, влейтесь в мир все вместе!», - призывает айат 2:208. Всякий раз, когда враг предлагает мир, следует принять его:

Если склоняются они к миру,

Склонись к нему и ты,

Возлагая на Бога упование своё.

(8:61)

 

Чем же были вызваны постоянные войны

членов первой мусульманской общины?

Я разделяю мнение о  мирном характере ислама, но меня смущает одно обстоятельство. Сразу же после своего появления первая мусульманская община  во главе с пророком Мухаммадом (да благословит его Аллах и приветствует) начинает вести постоянные войны с окружающими племенами и народами. Чем же это объясняется? Желанием распространить ислам?

Г. Мухаметшина?

В течение всего периода своего служения Пророк Мухаммад избирал исключительно мирные методы обращения в новую веру, а язычники прибегали к насилию против молодой мусульманской общины, учредив против мусульман социально-экономический бойкот и подвергнув их гонениям (включая избиение до смерти). Спасаясь от преследований, первые мусульмане сначала вынуждены были эмигрировать в Эфиопию, а потом в Медину, куда последовал и сам Пророк, став жертвой покушения. Но и на новом месте (и в Эфиопии, и в Медине) мекканские неверные не оставляли мусульман в покое, строя козни и организуя военные походы на Медину. Поэтому все вооруженные действия мусульман против мекканских язычников и их союзников были ответными, т.е. имели оборонительный характер.

Эту исключительно оборонительную цель вооружённой борьбы Коран подчёркивал во всех своих откровениях, её санкционирующих. Первые такие айаты (22:39-41) начинаются словами:

Тем, кто подвергался нападению,

Кто претерпевал притеснения,

[Отныне] дозволено [сражаться].

Беззаконно изгнаны они из жилищ своих

Только за исповедание

Бога [единым] господом их.

А айат 2:190, ниспосланный немногим позже, категорически остерегает мусульман от любых агрессивных действий:

Сражайтесь за дело Божье

С теми, кто воюет против вас,

Но не чините агрессии,

Ибо Бог не любит агрессоров.

Сугубо оборонительный мотив пронизывает все без исключения вооруженные предприятия основателя ислама. Получив на втором году хиджры дозволение сражаться с мекканскими язычниками, его ответные против них меры фактически ограничивались выступлением за перехват одного торгового каравана мекканцев, возвращавшихся из Сирии. Последовавшая же за этой неудачной попыткой Бадрская битва была инициирована самими мекканцами. И в последующие годы именно мусульмане оказались обороняющимися в прямом смысле слова – на третьем году мекканцы атаковали Медину (Ухудская битва), а на пятом – вместе со своими союзниками осаждали город (Битва у Рва). Когда на следующем, шестом году, мусульмане направились в Мекку с мирным, паломническим походом к Каабе, мекканские язычники преградили им путь, и Пророк, не пожелавший кровопролития и нарушения святости мекканской территории, заключил с язычниками перемирие сроком на десять лет. И только после нарушения договора со стороны мекканцев, участвовавших в нападении на союзников мусульман, Пророк на восьмом году двинулся походом на Мекку, взяв город практически без кровопролития, что положило конец враждебным проискам мекканских язычников против новой веры.

Оборонительный характер имела вооруженная борьба Пророка и с прочими язычниками Аравии. Как правило, она велась против тех племен (в частности, сакыф, гатафан и мусталик), которые выступали союзниками мекканцев в их конфронтации с мусульманами, участвуя в их походах на Медину, а некоторые из них творили или замышляли иные агрессивные действия. Напомним также, что именно сакыфиты с хавазинитами первыми отправились в поход на мусульман после завоевания ими Мекки. Но, как и в случае с мекканскими язычниками, Пророк никого из побежденных не принуждал к принятию ислама.

Чисто оборонительными были и войны Пророка с иудеями Медины (кайнукаитами, надыритами и курайзитами) и Хайбара. Первые не только сеяли смуту в рядах молодой мусульманской общины, но и состояли в заговоре с мекканскими язычниками. Добавим к этому покушение надыритов на жизнь Пророка (бросание на него жернова) и измену курайзитов во время осады Медины войсками антиисламской коалиции на пятом году хиджры, когда они разорвали договоренности с Пророком и обещали осаждавшим помощь. Хайбарские же иудеи были связаны союзническими отношениями с гатафанитами (а по некоторым сведениям, и с мекканскими язычниками), и, кроме того, они были зачинщиками упомянутой коалиции.

Оборонительными были  и военные предприятия мусульман за пределами Аравии. Но, в силу своих особенностей, они требует отдельного разговора.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку