Понедельник, 19 Августа 2019
"Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!" بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ
 
Rus En Ar
Статьи > СМИ об Исламе > Ислам Минбаре > Опубликовано в № 13 2007 год

Открыть для себя Священное Писание мусульман

3 апреля 2007 г. в Центре международной торговли в Москве состоялась презентация книги Юрия Михайлова «Пора понимать Коран». Презентация вызвала живой интерес, и в ней приняли участие политологи, ученые, бизнесмены, религиозные деятели, послы арабских государств, политики и представители государственного аппарата России. Прошло всего полгода, а книга готовится уже к третьему изданию. Предлагаем вниманию читателей беседу с автором этого исследования, книгоиздателем и главным редактором нучно-издательского центра «Ладомир» Ю. А. Михайловым. 

«ИМ»: - Юрий Анатольевич, очень интересно, почему русский интеллигент и  книгоиздатель вдруг решает сам написать книгу и к тому же на такую неожиданную, казалось бы, тему - об исламе. Но прежде чем спрашивать об этом, хотелось бы, чтобы Вы в двух словах рассказали немного о себе и своей издательской деятельности. 

Ю.М.: - Я имею техническое образование, закончил Московский институт электронной техники в Зеленограде. Занимался бортовой электроникой для танков. После гайдаровских реформ, когда науку перестали финансировать, нужно было придумать, чем заниматься дальше. Всю жизнь я увлекался книгами, читал и собирал их. Сперва появилась идея, единомышленники, а затем, в декабре 1990 года, и само издательство «Ладомир». Постепенно сформировались некоторые приоритеты. На сегодня это научные издания мировой классики, монографии гуманитарной направленности, книги религиозной тематики.

Я люблю научную литературу. Существует стереотип: научная книга — это та, что  написана сухим языком, понятным только посвященным. Вот такие книги мы как раз и не издаём, наоборот, отбираем труды, написанные так, чтобы они были интересны и неспециалистам, но при этом отвечали критериям научности. Хотя добиться этого очень сложно. Такие книги не являются и научно-популярными. «Ладомировское» издание — это полноценный научный труд, снабженный дополнительными материалами, позволяющими понять написанное и неподготовленному читателю. При сохранении  научной терминологии надо помочь ему ее усвоить. К тому же книга должна быть увлекательной, а это предполагает наличие у автора писательских задатков.

«ИМ»: - Не удивительно, что при таком подходе к делу изданный «Ладомиром» Коран в переводе Османова получил Государственную премию в области науки за 2002 год.

Ю.М.: -  На тот момент это действительно было лучшее издание, и Госпремией был отмечен огромный труд, вложенный в него. Магомед-Нури Османов — талантливый учёный, и он выполнил значительную работу. Но когда я, ничего не зная об исламе, начал редактировать рукопись, то испытал состояние некоторого шока от того объёма проблем, которые перед издательством встали. Работа над переводом переросла из простого  редактирования, традиционного для издательства процесса, в своего рода исследовательский проект. Для начала необходимо было разобраться, о чем в Коране вообще идет речь. Пришлось прочитать всё, что удалось найти на эту тему, практически все книги, изданные по исламу за последние 15 лет в нашей стране. Оказалось, что они мало что дают для понимания Священного Писания. Ставя задачу, чтобы Коран, как одна из книг, подготовленных «Ладомиром» и, соответственно, отвечающих продекларированным выше принципам, был понятен читателю, я попросил переводчика и научного редактора снабдить перевод развёрнутым комментарием.

 «ИМ»:- Предполагаю, что тогда и мог появиться у Вас интерес к исламу, который позже привёл к написанию книги «Пора понимать Коран»?

Ю.М.: - Два года жизни я положил на редактирование перевода. Практически пропустил его через себя. До этого я Коран никогда не читал и у меня нет родственников среди мусульман. Правда, я всё детство провёл в Кабардино-Балкарии, в Нальчике. У меня до сих пор там друзья, и я всегда относился с большой симпатией к кавказцам, не связывая дружбу никоим образом с их религиозной принадлежностью.

При этом горжусь русской культурой. По-моему, русский человек являет собой сплав многих традиций, в том числе и исламской. В своей книге я выдвинул тезис, что всякого рода нападки на российских мусульман, это нападки и на русских людей. Русский человек сформировался на стыке религиозных культур, и этого нельзя отнять, заявив, что в русском вообще ничего нет от ислама. С моей точки зрения, понятие «русскость» в значительной мере связано и с исламом. Это многим не понравится, но я выражаю свою точку зрения, потому что я, будучи русским, таким себя и ощущаю. Вот и книгу свою я назвал «Пора понимать Коран». У нас ведь многие считают, что всё, что написано об исламе, адресовано только мусульманам и востоковедам. Но если  Коран был ниспослан всему человечеству, то почему основной посыл Корана -  преодоление ширка, язычества во всех его проявлениях, - должен быть услышан только мусульманами?

Коран - это совершенно уникальное явление в мировой культуре и истории. И главное, в моём понимании, что важно для современного россиянина, – это чувство социального оптимизма, составляющего основу доктрины жизнеустройства мусульман.

Представим себе общество, считающее для себя приоритетной задачу развития уникальных способностей каждого своего члена — абсолютной ценности для общества, ведь способности, с которыми он родился, даны Всевышним. Граждане такого общества должны делать всё, чтобы никто не остался обделенным в возможностях раскрытия своих дарований. Ведь тот, у кого способности реализовались, начинает выдавать такой общественно полезный  продукт, который несоизмерим по отдаче ни с какой нефтью. Общество, в котором раскрылись таланты, может жить в абсолютной пустыне, без природных ископаемых и быть самым процветающим на планете. С моей точки зрения, это и есть самый главный «национальный проект», проект реализации талантов, по сути, раскрытия духовности, к которому призывает Коран. Знание о Боге позволяет человеку понять, кто он есть. И когда у людей формируется правильное понимание на сей счет, тогда они начинают и жить правильно. Подлинно религиозным является не то общество, что объявило себя таковым, а то, граждане которого живут с ясным пониманием, что своими способностями они обязаны Богу, и один из величайших грехов — не дать им развиться.

Не ставя под сомнение огромную положительную роль основных конфессий, представленных в России, и в первую очередь православия, хочу подчеркнуть, что понимание вероучения ислама и, в частности, его главной книги – Корана позволит, с моей точки зрения, преодолеть сумятицу во многих головах, резко понизить градус агрессивности у одних и вернуть других в ряды россиян, трудящихся во благо Отечества.

«ИМ»:- Если уж мы коснулись социальных вопросов, то уместно спросить: к какой части  российского общества Вы адресовали свою книгу в первую очередь?

 Ю.М.: - Моя книга адресована, в основном, действующим политикам. Первое и главное, что я хотел сказать власти: с позиции силы с верующими разговаривать нельзя! Это просто бесполезно.

Если человек ощущает, что за ним стоит Бог, то диалог с таким верующим с использованием аргументов типа «я тебя посажу» или «я тебя убью» совершенно бесперспективен. А поскольку конфликтность существует, то первым делом стороны должны устранить то, что ее рождает, для чего поначалу понять друг друга. Но, чтобы понять, следует создать понятийное поле, доступное и той, и другой стороне. Власти надо уразуметь, в чём состоит вера мусульман. Поэтому  свою книгу я начал, в частности, с тезиса: если хотите понять мусульман, постарайтесь встать на их точку зрения. Вы можете с ней не соглашаться, но нельзя правильно оценить чью-то позицию, если причин принятия ее вы не понимаете. Вы можете не относить себя к мусульманам, но, если хотите жить с ними в добрососедстве, вести с ними диалог, кстати диалогичность – это сущностная характеристика Корана, извольте понять этих людей, Коран адресован «людям разумеющим», то есть тем, кто, в частности, умеет находить общий язык и выражать свою точку зрения понятным для собеседника языком.

Взяв за основу этот подход, власть должна научиться разговаривать с верующими и логически уразуметь, что в основе ислама лежит и в самом деле система общечеловеческих ценностей,  что никаких других задач, кроме благоустройства окружающего мира, мусульмане перед собой не ставят. Нет цели разрушить государство или пойти и кого-то убить.

Надо, чтобы государство помогло верующим с религиозным образованием, создало условия, чтобы знание о подлинном исламе стало доступным как можно более широкой аудитории.

Мусульманам, со своей стороны, нужно научиться вести диалог на языке, понятном обществу, и об этом я тоже пишу. Построение конструктивного диалога с верующими - это тот путь, на котором удастся не только погасить конфликтность в обществе, но и обеспечить ускоренное развитие страны, ведь удвоение валового внутреннего продукта — не прихоть президента. Активная позиция мусульман в решении социальных вопросов, волнующих умму, - это тот активизм, который наше общество должно использовать себе во благо. Несомненно, важно создать экономические условия для развития бизнеса, но почему же не использовать религиозный фактор для решения социальных проблем?

«ИМ»:- И какова же была реакция на Вашу книгу?

Ю.М.: - На удивление быстро изменилась риторика власти. Прежде, всякий раз, когда заходила речь об исламе, то и дело звучали призывы к использованию силовых методов, а если упоминалась гуманистическая составляющая ислама, то делалось это для проформы. После того как в журнале «Политический класс» появились мои статьи, на основе которых потом была составлена и сама книга, прошло очень короткое время, и тональность всех этих призывов изменилась. Сам журнал создавался по инициативе Администрации Президента. Виталий Третьяков, его главный редактор, попросил меня написать статью в первый же  номер, но по техническим причинам она появилась лишь во втором. Мой посыл к власти был следующим: нужно поставить первоочередной задачей  просвещение, в частности, я говорил о создании фонда под патронажем Администрации Президента и полноценного исламского университета. Совсем недавно появился «Фонд поддержки исламской культуры». Хотелось бы надеяться, что мои публикации сыграли в этом не последнюю  роль…

Когда вышла первая статья, у меня осталось чувство некоторой неудовлетворённости. Я ожидал большего. Поэтому решил написать ещё один текст, опять же не для мусульман, а для политиков. Но в этот раз надо было предельно просто изложить исламскую систему взглядов. Нельзя было просто написать, что ислам — религия миролюбивая. Голословные утверждения не убеждают. Требовалось создать текст, читая который, человек, включивший разум и обратившийся  к своему жизненному опыту и духовному багажу, смог бы проникнуться мировидением мусульман. Задача прозелитизма не стояла, важно, чтобы люди сделали первые шаги к взаимопониманию.

По просьбе В.В. Попова, Посла по особым поручениям МИД РФ, была написана моя книга. Ее первое издание вызвало значительный резонанс, хотя и не поступило в продажу. Тираж был всего тысяча экземпляров. Презентация прошла в Центре международной торговли, причём проводила её Торгово-промышленная палата России, которую возглавляет Е.М. Примаков. Подобное произошло вообще чуть ли не впервые за всю историю этой организации. Все пришедшие получили экземпляр книги, прочитали и потом мне звонили, делились впечатлениями. В Администрации Президента тоже читали, я знаю.

«ИМ»:- Кстати, а как в Кремле отнеслись к Вашему труду?

Ю.М.: - Я общаюсь с разными госчиновниками.  Для меня очевидно, что многие верующие ещё не осознали, насколько в Кремле хотят, чтобы у мусульман всё было в порядке. К сожалению, в нерешенности проблем на местном уровне, в самой умме некоторые видят козни власти, считают, что федеральный центр к их проблемам относится без должного внимания…

Но вот конкретный пример, показывающий, что это далеко не так: в Чечне была проявлена инициатива к закрытию игорных заведений. И это в условиях действующего федерального закона, разрешающего игорный бизнес на всей территории РФ. Если бы власть относилась без должного внимания к чаяниям мусульман, она бы приняла сторону действующего закона. Однако инициатива мусульман была подхвачена и в христианских регионах, очень быстро оформлена в Госдуме и приобрела законодательный характер.

             Когда мусульмане  обращаются к обществу с призывом к переменам, не обязательно обрамлять это мусульманской терминологией, и общество, понимая, что предлагаемые перемены пойдут на пользу всем гражданам, с удовольствием их поддержит.

Мусульмане считают, что социальная концепция, которую они предлагают, наиболее адекватна для человеческого сообщества, поэтому надо добиваться не переименования общества в исламское, а предлагать такую систему законов, которая позволит реализовать то, что является исламским по сути. И эта социальная платформа объединит и мусульман и христиан, да и многих других. Ведь исламским мы называем не всякие действия лиц, величающих себя мусульманами. Исламское — это, что отвечает духу Корана и Сунне Пророка. Если же отказаться от этих слов, то исламское — это то, что наиболее полно выражает общечеловеческое. Если мы знаем ответ на вопрос, что есть Человек, то не составит труда и понять, какие социальные условия должны быть созданы, чтобы каждый гражданин нашего государства почувствовал себя Человеком (с большой буквы). Кто бы стал возражать против создания  условий для всестороннего развития своего ребёнка? А ведь эта одна из магистральных идей Корана!

Вот почему я считаю столь важным для российского общества, переживающего ныне нелёгкие времена растерянности и апатии, томимого «духовной жаждой», религиозно оголодавшего, открыть для себя Священное Писание мусульман.

 

Интервью и фото Равиль Таджуддин

 

 

 

 

 


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку